Управляемый хаос как основа геноцида

Категория: 

Анализ современной обстановки, произведенный Сергеем Ервандовичем Кургиняном, показал, что эпоха экспорта капитала сменена эпохой экспорта хаоса. Экспорт хаоса — это особенность нашего времени.

Рассмотрим механизм экспорта хаоса на примере доказательной медицины.

Бурное развитие доказательной медицины совпадает со временем уничтожения СССР. То есть до 90 года метод доказательной медицины по организации фармакологических исследований был мало распространен, но между 1990 и 1992 годом произошел качественный сдвиг. В одночасье проскочить дистанцию от локальной национальной британской перинатальной программы до международного центра клинических исследований, охватывающего все области медицины, и имеющего поддержку на всех уровнях медицинской иерархии, можно только при соблюдении двух необходимых условий:
1. Железного решения на самом верху, причем наднационального уровня.
2. Неограниченных финансов.
Если задаться вопросом, кто может обеспечить выполнение этих двух условий, то ответ очевиден.
Сама по себе операция EBM, это, безусловно, заговор.

 К особенностям доказательной медицины относится проведение дорогостоящих исследований по статистическим данным о воздействии лекарств на больных, которые  координируются спонсорами — через аффилированных с фармацевтическими компаниями структуры. Таким образом, лекарством является то, на доказательство эффективности чего были выделены спонсорами деньги. Всё остальное лекарствами не является.

Таким образом «золотой стандарт» — это барьер для всех лекарств, доказательные исследования по которым не будут поддержаны спонсорами. И фактически в этой системе мнение — что является лекарством, что не является лекарством и является главным, то еcть помимо финансового барьера существует еще и информационный барьер: то, что не отвечает интересам фармкомпаний, замалчивается.

Статистический характер исследований предопределяет упрощенный подход к выдвигаемым гипотезам и отбрасывание всех «нестандартных» особенностей протекания заболевания.

Исследования проводятся на деньги спонсоров, которые и решают, что является эффективным, а что нет. Кто такие эти спонсоры — об этом никто не задумывается. Но судя по результатам их действий, на них уже пора обратить внимание.

На основании медицинских консенсусов и стандартов врач обязан не лечить больного, а соблюдать стандарт. И всё. Что происходит с больным после получения стандарта, врача не волнует.

Только при этом подходе возможна массовая фальсификация лекарств. Поскольку врачей совершенно не интересует воздействие лекарств на больного, если это воздействие отличается от того, что записано в стандарте. И можно годами поставлять фальшивые лекарства в эту систему, и никого из врачей не будет волновать, что больные при этом не получают облегчения, страдают и умирают.

В рамках этой структуры медицина представляет собой совокупность приказчиков при маркетинговых отделах корпораций.

Доказательная медицина не лечит хронических больных. И бессильна там, где речь идет о таком типе протекания заболевания, который не получил отражения в стандарте. Причем это не значит, что этот тип протекания заболевания является уникальным, вовсе нет! Просто это значит, что на описание этого типа протекания заболевания спонсоры не выделили деньги. А уж по каким причинам они это сделали — это вопрос, который должен был бы заинтересовать врачей и следственные органы. Но врачи в этой системе являются бессловесными исполнителями консенсуса. А следственные органы ничего в медицине не понимают и передоверяются врачам.

Почему мы говорим о хаосе, описывая систему доказательной медицины?

Потому что медицина призвана спасать жизнь и восстанавливать здоровье, а система доказательной медицины ставит другие задачи — обеспечивать выполнение стандартов. Целью этих стандартов не является спасение жизни и здоровья. Смысл стандарта — устранение врача от лечения болезни и от ответственности за больного. Стандарт — это документ, официально освобождающий врача от всякой ответственности.

Сколько бы больной ни предъявлял жалоб на отсутствие помощи, он бессилен перед жесткими рамками стандарта. А врач бесстрастно взирает на его мучения, ведь в стандарте об этих мучениях — ни слова, а значит, их просто нет. Муки больного для врача, исполняющего стандарт, — не существуют. Ни одна госструктура в этой системе не может помочь больному. Хотя современные возможности исследований позволяют ему помочь.

Управляемый хаос в современной медицине означает, что неправильные рекомендации имеют очень большую поддержку и обеспечиваются всем комплексом государственной системы. В то время, как для правильных рекомендаций перекрыты все возможности быть рассмотренными и понятыми.

Таким образом можно сказать, что доказательная медицина, превращенная в краткий курс в стиле доктора Менгеле фармкомпаниями, является характерной особенностью нашего времени, фактом геноцида и пыток в особо крупных масштабах. Система составлена таким образом, чтобы исключить всякое противостояние. Фармкомпании НАМЕРЕННО отбрасывают те методы, которые помогают людям, при этом прекрасно осознавая, что это причинит страдания, и, зная, какие именно страдания будут испытывать люди. Стандарты призваны обеспечить муки тех людей, которые в стандарты не вписываются. Наличие этих мучений специально организовано составителями стандартов (консенсусов).

Расследование по фактам составления стандартов, целью которых является обеспечение страданий людей, должно стать предметом рассмотрения международного трибунала.

Гитлер говорил — совершайте преступление, я за всё отвечаю. Точно так же сейчас составители стандартов говорят — не обращайте внимания на жалобы больных, от наказания вас надежно защищает стандарт, на нем вся ответственность, а вы ни за что не отвечаете.

В эксперименте Милгрэма по подчиняемости испытуемый боялся последствий своих действий, но экспериментатор говорил — я за всё отвечаю, продолжайте эксперимент. И испытуемый с легкой душой был готов довести человека до смерти, если кто-то другой отвечал за это.

Милгрэм задумал свой эксперимент, чтобы получить ответ — как могли немцы стать бездумными исполнителями воли Гитлера?  Однако эксперимент показал, что не только немцы, а люди из самых разных стран склонны выполнять приказание легитимного авторитетного начальника, который вдобавок снимает с человека всякую ответственность за содеянное.

Новый Нюрнберг должен дать ответ — как могут врачи быть бездумными и покорными исполнителями стандартов и консенсусов, которые не приносят больным избавления от страданий, а наоборот, причиняют эти страдания, превращая жизнь в пытку, способствуя сокращению качества и продолжительности жизни.

Подписка на Тульский клуб «Суть времени» RSS