Театр и жизнь

Поскольку я считаю, что не только кино и цирк являются важнейшими из искусств, — сходил вчера в театр. В наш, Тульский драматический.

Шла пьеса «За двумя зайцами». Сия пьеса была написана  Михаилом Старицким и переведена гением русской драматургии  А.Н. Островским  в период увлечения выдающихся деятелей Российской Империи созданием украинской идентичности и представляла собой зарисовку жизни украиномовных жителей города Киева соответственно 19 века.

Юмор сей комедии вечен как Рим, поскольку проистекает из комического несоответствия напыщенного фанфаронства героев пьесы и их крайне низкого морального и культурного уровня. Так бывает всегда , когда большая неграмотность и бескультурье сопровождается большим самомнением. Сатирический накал смягчали украинские наряды с лентами и шароварами, танцы и гарнi українскi пiснi.

Самым интересным в этом спектакле была реакция зала. Зал как бы составлял единое целое с действием. Поскольку то, что было прекрасно в культуре южных областей России вошло неотъемлемой частью в наше самосознание. Зрители добродушно хохотали в нужных местах над злоключениями героев пьесы и растроганно подпевали знакомым с детства чарующим мелодиям «Рiдна мати моя», «Несе Галя воду», «Ты ж мене пiдманула» и т.д. Зажигательному гопаку хлопал весь зал.

А когда артистка сбилась (возможно, и намеренно), сказав «По старинным русским, ой, украинским обычаям» (речь шла о хлебе и соли) — зал отреагировал аплодисментами, — вначале редкими, а потом  подхваченными большинством зала, — по залу как бы ветер пролетел. Ветер одобрения.

Теплая встреча украинского фольклора постоянно вызывала воспоминания с подавлением русской культуры и вообще всего русского на нынешней Украине. То и дело задавался вопросом: а возможна ли была бы сейчас, в 2015 году, постановка спектакля на основе русского народного фольклора на украинской сцене? И как бы эту постановку встречали зрители?

В конце спектакля среди действующих лиц появился ростовщик Иоська — еврей в национальной черной одежде, черной шляпе и в пейсах, кредитор главного героя. Иоська вместе с девчатами в венках с лентами и парубками в шароварах тоже включился в вихрь общего танца. Все зрители продолжили так же благодушно и растроганно аплодировать.

Русскому зрителю всё равно, какой национальности действующие лица, будь они хоть в лентах, хоть в пейсах, хоть в шароварах. Нет у нас никакой ненависти по национальному признаку.

Надо сказать, что тульские оружейные предприятия под санкциями с незапамятных времен. Туляки – это совершенно не добродушные терпилы или дебилы. Тула неоднократно умывала кровью самых надменных врагов. В 1941 году туляки не пропустили танковую армию Гудериана, создав непреодолимый заслон на пути врага к Москве. И теплое отношение к украинскому фольклору означает только одно: нет у туляков ненависти к украинскому народу и к украинским традициям. Русский народ не видит в украинском народе врага.

Такого душевного подъема, такого единения сцены и зрителей не припомню на других спектаклях. Очевидно, что смысл спектакля был не только в том, чтобы показать пьесу украинского автора, но прежде всего в том, чтобы дать почувствовать зрителям основу своей самоиндетификации, — мир и дружбу со всеми народами, и прежде всего с украинским народом.

Вот такой агрессор, понимаешь.

Подписка на Тульский клуб «Суть времени» RSS