Ни стыда, ни совести: насилие в отношении семей в России

Категория: 

            В последнее время в нашем городе появилось большое количество плакатов «Кризисного центра помощи женщинам». С остановок общественного транспорта, рекламных стендов лифтов, даже на пунктах продажи питьевой воды «Ключ здоровья»(!) граждан призывают поспособствовать сокращению внутрисемейного насилия и предлагают психологическую помощь. Представляет центр государственное учреждение — Управление социальной защиты г. Тулы, в числе партнеров присутствуют:

— национальный центр по предотвращению насилия «Анна»;

— портал «Россия — без жестокости к детям» — проект Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

— благотворительный фонд «Точка возврата»

           «Кризисный центр» открылся 1 января 2013 года по инициативе губернатора Груздева (по данным Тульских Известий, ссылка ниже). К изначальной его деятельности по работе с несовершеннолетними беременными и мамами вопросов нет — объясняется, почему нельзя делать аборт, оказывается помощь в воспитании малышей, проводятся лекции — все это не может не радовать.

           Озабоченность вызывает другое — а именно определенная заинтересованность центра вопросами домашнего насилия в отношении женщин. В статье «Система против побоев» в Тульских Известиях от 17 апреля 2013 года (http://tnews.tula.net/articles/society/sistema_protiv_poboev/) в этой связи упоминаются некоторые знаковые организации, с которыми смыкается центр:

           «…мониторинг, проведенный центром «Анна», показал, что ежегодно около 14 тысяч женщин погибают из-за мужей и других родственников. Жертвами конфликтов родителей часто становятся и дети. Каждый год около двух тысяч погибают, восемь тысяч получают телесные повреждения. Еще две тысячи, спасаясь от жестокого обращения с ними или с их мамами, совершают самоубийство.

           Эти цифры, которые даже Ларисе Понариной (заместитель директора Национального центра по предотвращению насилия "Анна"), уже два десятилетия работающей с жертвами насилия в семье, кажутся страшными, заставляют задуматься и принимать меры по исправлению ситуации. На базе центра «Анна» разработан и прошел проверку в Общественном совете РФ проект закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия».

           — Необходимо пересмотреть Уголовный кодекс, не учитывающий специфики бытового насилия в отношении женщин, с тем чтобы их защита была эффективной, а не наносила им еще большего вреда, – пояснила Понарина. – Создать систему центров реабилитации.

           С этим согласна и Ольга Попкова (директор Тульского государственного "Кризисного центра помощи женщинам"). По ее словам, главная задача – наладить отношения в семье, а не разрушить ее. Для этого психологи и социальные педагоги будут работать как отдельно с мужем и женой, так и проводить совместные консультации.

           — В ближайшее время в Туле должен появиться и стационар для размещения женщин, оказавшихся в кризисной ситуации, — пояснила она. Итогом круглого стола стало подписание соглашения между «Кризисным центром» и представителями ведомств и общественных организаций. С одной из них, благотворительным фондом «Точка возврата», центр работает практически с момента открытия. Учредитель фонда Елена Лесневская начала помогать беспризорным детям и женщинам, приехав два с половиной года назад в дом милосердия в деревеньке Хитровщина».

           О «национальном» центре «Анна» и всяческих благотворителях мы еще поговорим. А пока зафиксируем, что некие люди вносят от Общественной Палаты проект закона о профилактике домашнего насилия на основании своего собственного «мониторинга», и г-жа Попкова из «Кризисного центра» его поддерживает. Об этом законе на сайте Русской Народной Линии выражала свою точку зрения Ирина Яковлевна Медведева (тогда она еще не была «попугаем» и «вождицей» — http://ruskline.ru/news_rl/2012/01/21/domashnee_nasilie_kak_mif_i_realnost/). Однако, чтобы лучше понять суть предлагаемого правового новшества, стоит ознакомиться и с мнением демшизы из «Новой газеты», выраженным г-жой Черновой в статье «Что скрывает семейное дело?» (№32 от 25 марта 2013 года, http://old.novayagazeta.ru/data/2013/032/01.html). После многочисленных оскорблений в адрес оппонентов (что традиционно для демократической прессы) Чернова мечтательно восклицает:

            «Доживем ли мы до времени, когда к позвонившей на «горячую линию»  женщине тут же приедет наряд специально обученных полицейских, а судья вручит ей охранный ордер, который запретит приближаться к ней семейному насильнику на значительный срок? А нарушения этого предписания будет грозить ему  реальным сроком.  Или у нас законодатели предпочтут ограничиться разработкой мер по «развитию нравственных ценностей?»

           С нашими правозащитниками и либеральными журналистами — чувствую, что доживем. Вдумайтесь, какое государство они считают идеальным — то, в котором достаточно одного телефонного звонка, чтобы под угрозой тюремного срока вырвать из семьи мужа и отца детей — и никакого судебного разбирательства. Растаптывает презумпцию невиновности (почему молчит Генри Резник? Куда смотрит Генрих Падва?) г-жа Чернова, опираясь на статистику центра «Анна». Пожалуй, стоит обратить на него пристальное внимание — ведь именно на основании его «мониторинга» нам пишут законы.

           Отметив определенную позицию в поддержку упомянутого закона о профилактике семейного насилий, двинемся дальше. Понять, насколько руководство Тульского кризисного центра разделяет точку зрения либеральной журналистки, предполагающую активное вмешательство государства в семью и плюющую в право на частную жизнь, довольно затруднительно — в сети доступно слишком мало материалов. Однако, госпожа Попкова упоминается в нескольких региональных СМИ в связи с ее участием в семинарах в Ростове-на-Дону и Алтайском крае по проблематике семейного насилия, организуемых центром «Анна» и фондом «Точка возврата».

           Так что чтобы лучше понять позицию кризисного центра, будем исходить из принципа «скажи мне, кто твой друг и я скажу тебе, кто ты», рассмотрим его ближайших партнеров.

           Обратимся к официальному сайту «Анны». Как следует из его собственной информации, центр был создан в 1993 году для борьбы против семейного насилия в отношении женщин. Центр имеет примечательный международный совет попечителей, «оказывающий центру "АННА" консультативную помощь и поддержку в стратегическом развитии»:

Марина Писклакова-Паркер ("АННА", Россия).

Лиза Хоффман (Фонд принцессы Дианы, США).

Джилл Блонски (Фонд "Семейное дерево", Великобритания).

Мартина Ванденберг (юрист, США).

Роза Логар (Европейская сеть "Женщины против насилия в Европе", Австрия).

Марина Малышева (Московский центр гендерных исследований, Россия).

           Как мы видим, в международном совете почему-то не представлены эксперты, скажем, из бывшего СССР, с ближнего Востока, из Латинской Америки, Африки или Азии, что выглядит несколько однобоко, не правда ли? Самое интересное здесь — московский центр гендерных исследования. И хотя, как сообщается на официальном сайте, «телефон МЦГИ временно отключен», в целом сайт еще работает. (http://www.gender.ru/index.php?id=0).

           Исходя из найденной информации, можно лишь сказать, что феминистки осуществляют борьбу за права женщин путем тотальной дискриминации мужчин. Заходим в раздел сайта МЦГИ «О нас» — и что мы видим?

           В Московском центре гендерных исследований работают высококвалифицированные специалисты:

Арутюнян Марина Юриковна, кандидат философских наук

Баллаева Елена Александровна, кандидат философских наук

Баскакова Марина Евгеньевна, доктор экономических наук

Воронина Ольга Александровна, доктор философских наук, (директор МЦГИ)

Здравомыслова Ольга Михайловна, кандидат философских наук

Космарская Наталья Петровна, кандидат экономических наук

Лунякова Лариса Григорьевна, кандидат географических наук

Малышева Марина Михайловна, доктор экономических наук

Мезенцева Елена Борисовна, кандидат экономических наук

Тюрюканова Елена Владимировна, кандидат экономических наук, (ассоциированный член МЦГИ)

Хоткина Зоя Александровна, кандидат экономических наук

           Волонтеры:

Авагян Софья, аспирантка

Асеева Анна, переводчица

Баллаева Мария, художница

Сулаков Дмитрий, администратор сайта МЦГИ

           Да вы что, издеваетесь?

           Сплошь доктора и кандидаты наук — и единственный, кто там делает что-то конкретное — это администрирующий сайт мужик! Зато теперь понятно, почему там не работает телефон (надеюсь, мне простят мой сексизм).

           Но вернемся к «Анне» — и здесь уже не до шуток. Одним из направлений их работы является предотвращение сексуального насилия. На соответствующей странице их сайта дается жуткая статистика:

           В Канаде одна из четырех девочек становится жертвой сексуального насилия, не достигнув 17 лет.

           В США ежедневно 1900 женщин подвергаются изнасилованию.

           В Коста-Рике согласно статистике организации, работающей с юными матерями, у 95% их клиенток моложе 16 лет, беременность стала результатом пережитого ими инцеста.

           В Южной Африке каждые 1,5 минуты изнасилованию подвергается одна женщина, всего же за год сексуальное насилие совершается в отношении 386 000 женщин.

           Да, в Коста-Рику ни ногой.

           Но это все про другие страны, а что про Россию?

           В РОССИИ

— 30% старшеклассниц ежегодно подвергаются сексуальному насилию;

— каждая вторая женщина в Москве подвергается сексуальным домогательствам.

           Просто дикий ужас. А что же такое, по мнению центра «Анна», «сексуальное насилие»?

           Если вы сталкивались с тем, что кто-то против вашей воли:

1) демонстрировал вам свои половые органы;

2) подглядывал за вами в интимные моменты;

3) отпускал в ваш адрес пошлые, затрагивающие чувство собственного достоинства замечания, оскорблял вас (!!!);

4) втягивал вас во время личного или телефонного разговора в обсуждение сексуальных тем (!!!!!!);

5) прикасался к интимным частям вашего тела или принуждал вас прикасаться к нему;

6) изнасиловал вас,

можно с полной уверенностью утверждать, что в отношении вас было совершено сексуальное насилие.

           Пожалуй, у центра «Анна» какая-то смягченная статистика, ведь с учетом такого подхода, пожалуй, все люди в нашей стране мире так или иначе подвергаются сексуальному насилию:

— вы случайно услышали пошлый неприятный анекдот? (п.3)

— знакомые обсудили при вас свои сексуальные отношения? (п.4)

— начальник пообещал проделать с вами манипуляции определенного рода, если не сделаете работу до вечера? (опять п.3)

           Можно с полной уверенностью утверждать, что в отношении вас было совершено сексуальное насилие.

           Почему же в этом случае правозащитники из центра «Анна» не стали требовать от Госдумы блокирования европейской конвенции по защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений, предполагающей секспросвет? Ведь это очевидное (см. п. 4) сексуальное насилие, да еще и по отношению к несовершеннолетним! Куда же смотрит Писклакова-Паркер?

           Известно, куда. Вот передо мной доклад под редакцией сей г-жи под волнующим названием: «Ни закона, ни справедливости: насилие в отношении женщин в России» (http://dop.uchebalegko.ru/docs/index-23575.html?page=3) (Москва, 2010 г.). Доклад составлен по простой манипулятивной схеме: сначала специфически трактуется официальная статистика (если отказано в возбуждении уголовного дела — значит, речь идет о семейном насилии), затем используются неофициальные данные (интервью различных чинов МВД, в основном региональных), затем смакуются вопиющие случаи семейного насилия, после чего — и это самое интересное — следуют выводы и рекомендации (выделено мной).

           Вот что говорится о насилии в отношении детей:

           Вывод. Несмотря на рост числа преступлений в отношении детей, в России все еще полностью отсутствует система выявления и профилактики данного вида преступлений. Также отсутствует комплексный подход к реагированию на случаи насилия в семье.

           Рекомендации. Необходимо ввести в школьные программы занятия по ранней профилактике домашнего насилия.

При медицинских осмотрах, вне зависимости от жалоб, задавать в ходе скрининга вопрос о насилии.

           В поликлинику ни ногой, так что ли?

           А что о том самом страшном «сексуальном насилии» в терминологии «Анны»?

           Вывод. Несмотря на усилия НПО, в России полностью отсутствует система профилактики сексуального насилия и оказания помощи пострадавшим от этого преступления.

           Рекомендации. Провести общероссийскую образовательную кампанию для населения, направленную на профилактику сексуального насилия.

           Совместно с НПО разработать и внедрить программу ранней профилактики насилия в виде учебных курсов для подростков и молодежи в соответствующих образовательных учреждениях.

           Выделить целевое бюджетное финансирование на развитие сети убежищ и кризисных центров для женщин, пострадавших от насилия. При этом российские неправительственные организации, оказывающие практическую помощь женщинам, и государственные социальные службы должны быть включены в число финансируемых организаций на равной конкурсной основе.

           Это все такая ювенальщина, что комментариев вообще не требует.

           Женщины в трудной ситуации, готовые уже набрать телефон доверия центра «Анна» — вы уверены, что хотите доверять людям, которые такое пишут?

           Организации вроде «Анны» и их либеральная обслуга стараются унизить и очернить родительское патриотическое сообщество, представив его в виде каких-то выдуманных ими фанатиков-мракобесов. Однако, в отличие от г-жи Черновой, я не выдергивал цитаты из контекста и никого не оскорблял.

           Среди нас, естественно, нет таких людей, которые воспевают семейное насилие. И жертвам его, разумеется, должна быть оказана необходимая помощь — медицинская, психологическая, юридическая и любая другая. И телефон доверия тоже должен быть. И специальные стационары для жертв семейного насилия — и не на 20 койко-мест к 2015 году, как планирует Тульский кризисный центр, а на 200 и уже сейчас. И не только для помощи жертвам семейного насилия, но и семьям с детьми в трудном положении, по тем или иным причинам оставшимся без крыши над головой (пожар, аварийное состояния жилья и т.п.). Никто же не будет с этим спорить, так ведь?

           Тогда почему благое дело — помощь женщине в трудной жизненной ситуации — сразу извращают какие-то мутные структуры, очевидным образом противопоставляющие себя традиционным ценностям и связанные с заграницей?

           Вопрос, понятно, риторический.

           О фонде поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации — в следующий раз.

Подписка на Тульский клуб «Суть времени» RSS