Неподслушанный разговор (вместо рецензии)

Доброй традицией тульской ячейки Общественно-политического движения «Суть времени» стало посещение Тульского государственного ордена Трудового Красного Знамени академического театра драмы имени М. Горького.

В четверг, 27 октября, несколько активистов организации известного политолога и, к слову сказать, театрального режиссера С. Е. Кургиняна побывали на спектакле по пьесе А. Н. Островского «Доходное место». Постановка произвела сильное и довольно неоднозначное впечатление на сутевцев, особенно связанное с попыткой режиссёра пересказать классическое произведение на современный лад. Какой именно, вы можете прочитать в рецензии Анатолия Филиппова «Неподслушанный разговор».

 

Доходное место
или Неподслушанный разговор (вместо рецензии)

Что там написано? «Большая зала в доме Вышневского, богато меблированная. Налево дверь в кабинет Вышневского, направо — в комнаты Анны Павловны; по обе стороны на стенах по зеркалу и под ними столики; прямо входная дверь...»

Ерунда! Кого сегодня этим удивишь?

Сдвинем на сцене несколько столов в один ряд, за ними стулья — это и будут наши декорации.

Главное действующее лицо — «Аристарх Владимирыч Вышневский, одряхлевший старик, с признаками подагры?» — Чушь! Лет 50 ему хватит. Будет энергичный и властный.

«Аким Акимыч Юсов, старый чиновник, служащий под начальством Вышневского»? — Этот у нас будет лет 40 и без каких-либо характерных черт. Просто безликий чиновник. А чтобы и дураку понятно было, что чиновник — дадим ему портфель в руки. И остальным по портфелю.

Кстати, мало чиновников получается. Выпустим-ка мы на сцену сразу еще парочку безликих, но помоложе, с портфелями. Дело-то происходит в чиновничьей России.

Ну остальные, слава богу, без характеристик. Хотя жаль. Можно было бы как-нибудь эдак их переосмыслить, чтобы ново было, чтобы прозвучало.

А мы их такими чертами наделим, что у нас прозвучат!

Кто там? «Василий Николаич Жадов, молодой человек, племянник его»? Что бы такое придумать… чтобы вздрогнули?..

Придумал! Помню, смотрел фильм «Место встречи изменить нельзя» — там был мелкий вор по кличке Промокашка. Вот пусть Жадов таким и будет. Со всеми блатными ужимками. Развинченный, позер на публику. Прозвучит!

Говорите он не такой? Высшее образование, сдержанный, романтичный? Вот пусть блатную романтику и показывает!

Так… теперь его антипод «Онисим Панфилыч Белогубов, молодой чиновник, подчиненный Юсову»? — Этот будет у нас вялым, робким и смирным. Опять не такой? Хитрый подхалим? Ну нет, это он у Островского хитрый, а у нас он будет просто услужливый. И пусть придумает себе какое-нибудь запоминающееся движение, вроде танца живота, только медленное… Как зачем? Чтобы запомнился!

С остальными потом решим.

Декораций других не будет! Столы — это гениально. За ними сидят, на них танцуют, через них скачут… Больше фантазии!

Как кто танцует? В пьесе две невесты есть. Пусть они на столах и танцуют. Оригинально ведь!

Да, костюмы и галстуки чтобы у всех были черные узкие, как у «Людей в черном». Нет, темных очков не надо, а то скажут, что плагиат.

Ну и Жадов пусть по-блатному пиджак на майку наденет, без рубахи. Смелое решение!

И еще: про индивидуальную манеру говорить чтобы забыли! Все произносим скороговоркой, без особых интонаций, без этих жестов всяких. Поза — вот язык театра! Позы надо принимать самые неожиданные. Чтобы запомнилось.

А лучше всего, как в КВН. Говорить по очереди, речитативом, стоя в ряд. Можно в конце и песню спеть какую-нибудь. Например, «Я люблю тебя, жизнь!» Хором. Ну и что, не из этой эпохи? Зато прозвучит! Помните: эпатаж, эпатаж и еще раз эпатаж — вот наше кредо!

Будут помнить!

А что нам ваш Островский? Что он вообще понимал в театре? В нашем Тульском драматическом театре?

И что нам ваши зрители!

 

Режиссер-постановщик Евгений МАЛЕНЧЕВ

Художник-постановщик заслуженный художник России Александр ДУБРОВИН

Художник по костюмам Елена Погожева

Режиссер по пластике Лев Шелиспанский

 

Анатолий Филиппов, оригинал статьи здесь

Подписка на Тульский клуб «Суть времени» RSS