Ещё раз о фальсификации истории

Фраза «значение Тулы для Республики огромно» хорошо известна почти каждому туляку — эти слова многие годы располагались на крыше типографии «Тула» (пр. Ленина, д. 109) и встречали гостей нашего города, прибывающих на автовокзал, расположенный напротив. В перестроечные годы неизвестно кто добавил к этой фразе «Но народ там ненашенский. За ним нужен глаз да глаз». С тех пор Владимиру Ильичу приписывают слова о туляках, которые он не писал. Искажённая фраза тиражировалась в СМИ, в работах разного рода псевдоисториков и должна была обидеть жителей города-героя, настроить их против Ильича, хотя сам вождь был абсолютно противоположного мнения: туляки всегда были надёжной опорой Советской власти. А роль оружейного и патронного производств в годы гражданской войны для молодой республики переоценить невозможно.

После взятия власти большевиками Тула быстро превратилась в надежный щит и арсенал нового государства рабочих и крестьян. На юге губернии были остановлены, а затем и отброшены войска Деникина. Тульский оружейный завод, изготовлявший стрелковое оружие, был единственным заводом, где выпускались пулеметы. Примерно такое же положение сложилось и с производством патронов. Из 204 млн. винтовочных патронов, изготовленных за период с августа 1918 г. по 27 июня 1919 г. на Тульском, Симбирском и Луганском заводах, почти 163 млн., или 75%, произведено в Туле. Причем с лета 1919 г. Луганский завод был временно потерян для республики в связи с продвижением Деникина на Украину, а это еще больше повысило ответственность туляков за выпуск патронов.

Работа военных заводов Тулы все время находилась в центре внимания В. И. Ленина и Советского правительства. В декабре 1918 г. Совет Обороны принял постановление о введении третьей смены на патронном заводе и об обеспечении рабочих Тулы продовольствием. Созданная в начале декабря 1918 г. специальная комиссия о патронах во главе с В. И. Лениным на своем первом заседании вынесла решение о введении на Тульском патронном заводе премиальной системы за повышение производительности труда и об увеличении в мастерских (цехах) количества станков. 13 мая 1919 г. Совет Обороны поручает комиссии изучить возможность увеличения производства патронов в Туле, а через несколько дней принимает решение о посылке на патронный завод рабочих и обеспечении его металлом.

Сознавая ответственность за выпуск оружия и боеприпасов, партийные и советские органы, трудящиеся Тулы при недостатке металла, топлива и продовольствия добиваются значительного увеличения производства винтовок, пулеметов и патронов. В 1919 г. тульские оружейники дали республике 288 982 винтовки — на 91 % больше, чем в 1918 г., 6 473 пулемета — на 40% больше, чем в предыдущем году, и 77 760 револьверов — на 59% больше, чем в 1918 г. Рабочие патронного завода выпустили в 1919 г. 236 246 тыс. винтовочных патронов, увеличив их производство в 3,5 раза по сравнению с предыдущим годом.

Таков вклад рабочих Тулы в победу над интервентами и белогвардейцами. Девятью граммами свинца тульские пролетарии наградили не одну сотню тысяч врагов Советской власти.

Мог ли сказать Ленин о Туле и туляках, что «народец здесь ненашенский»? Конечно нет. Текст телеграммы товарищам Каминскому, Оськину, Межлауку от 20.10.1919 г., в котором говориться о исключительно важном значении города, взят из Полного собрания сочинений В. И. Ленина, т. 51, стр. 65—66. Однако, мне удалось найти изображение самой рукописи на бланке для телеграмм Совета рабочей и крестьянской обороны РСФСР за подписью Председателя Совета Народных Комиссаров Ленина.

Заметьте и запомните — в конце фразы «значение Тулы для Республики огромно» стоит точка. Опубликованная иллюстрация — исторический документ. Посему считаю, что ленинскую цитату над зданием тульской типографии к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции следует восстановить!

 

P.S. Оскорблённые правдой либеральные умишки будут, скорее всего, возражать: в телеграмме упомянуты массы, которые по мнению Ленина «далеко не наши». Сразу им и отвечу. О массах Владимир Ильич говорит для того, чтобы тульские большевики усилили «интенсивность работы среди войска, среди запасных, среди рабочих, среди работниц». В Туле, как и в других городах России, оставалось много эсеров, меньшевиков, контрреволюционеров, прочих провокаторов и ослабевать бдительность было никак нельзя. К характеристике же туляков это не имеет ровным счётом никакого отношения. 

Подписка на Тульский клуб «Суть времени» RSS