РВС

Подписка на Тульский клуб «Суть времени» RSS

Московский музей космонавтики: человек может всё!

РВС - пт, 27/10/2017 - 20:35

Человек может добиться всего, заявил заместитель директора по научной работе Московского Музея космонавтики Вячеслав Климентов 27 октября на пресс-конференции, посвященной проведению в Петербурге выставки PROКОСМОС, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Сотрудник музея сообщил, что Московский музей космонавтики в прошлом году посетило 520 тысяч человек, он занял первое место по посещаемости среди московских музеев. В этом году музейщики планируют выйти на уровень 560 тысяч посетителей, добавил Климентов. Особенностью открывающейся в ноябре выставки является наличие множества подлинников. «Не просто дубликатов и макетов, а подлинников», хотя «из космоса мало что возвращается, практически ничего», — уточнил сотрудник музея. Климентов отметил, что выставка ориентирована на посещение ее школьными группами, там заложен образовательный контент. Он подчеркнул, что очень важно, что проводимая выставка является именно музейной выставкой, так как музей отвечает за каждое свое слово: «Чтобы можно было получить ответ и не сомневаться в этом ответе».

По мнению сотрудника музея, очень важно, как выставкой представлен образ Юрия Гагарина: «Это простой мальчишка, совершенно простой. Я, значит, могу также, если он смог...Где-то в глубинке, в Гжатске.. Бедная простая семья. Ремесленное училище и простая рабочая специальность. Единственно, чтобы он желание имел и на самом деле у него стержень был». По словам Климентова, на выставке «будет рассказ, что всё делает человек, всего может добиться».

Напомним, что в течение ноября этого года в Петербурге развернется выставка PROКОСМОС, которая будет посвящена 60-летию запуска первого искусственного спутника Земли. В подготовке этого масштабного проекта, поддержанного Роскосмосом, приняли участие Музей космонавтики, предприятия ракетно-космической отрасли, вузы Москвы и Санкт-Петербурга.

Теги: Культураисториявоспитание
Категории: РВС

Правительство утвердило план госконтроля организации детского отдыха

РВС - пт, 27/10/2017 - 16:28

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение об утверждении плана реализации Основ государственного регулирования и государственного контроля организации отдыха и оздоровления детей до 2020 года. Соответствующий документ опубликован на сайте правительства в пятницу.

Как отмечается, Основы государственного регулирования и государственного контроля организации отдыха и оздоровления детей были утверждены правительством в мае этого года.

"Подписанным распоряжением утвержден план мероприятий по реализации Основ… до 2020 года. План направлен на совершенствование правовых, социально-экономических и организационных условий для организации качественного и доступного отдыха и оздоровления детей в России", — говорится в сообщении.

План включает 15 мероприятий, которыми предусматривается принятие нормативных правовых актов в сфере организации отдыха и оздоровления детей, обеспечение безопасности детей, ежегодный мониторинг оздоровительной кампании, утверждение профессиональных стандартов, организация дополнительного профессионального образования работников организаций отдыха и оздоровления детей.

Так, согласно документу, Минтруду, Минобрнауки, Минздраву и Минкультуры необходимо до декабря 2017 года подготовить и утвердить профессиональные стандарты в сфере организации отдыха и оздоровления детей.

Минобрнауки, Минтруду, МЧС, МВД, Роспотребнадзору и другим ведомствам необходимо ежегодно проводить мониторинг оздоровительной кампании в РФ, доклад в правительство поручено представлять в октябре. Кроме того, Минобрнауки и руководству регионов необходимо ежегодно проводить Всероссийский форум организаторов отдыха и оздоровления детей.

 

Источник новости, фото там же.

Теги: образованиевоспитаниедетские лагеря отдыхаРегион: Москва
Категории: РВС

Хранитель музея: нам нельзя превращаться в «художественный Диснейленд»

РВС - пт, 27/10/2017 - 14:42

О необходимости тянуть молодежь до уровня искусства, а не упрощать искусство до уровня молодежи, заявила главный хранитель Таганрогского художественного музея Оксана Костина 26 октября в рамках выставки «Айвазовский. 200 лет триумфа», сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

«Музей всегда открыт для молодого зрителя, но у нас сегодня большая конкуренция в виде развлекательных центров и прочего. У сегодняшних детей возникает вопрос: как можно просто стоять перед картиной и смотреть?», — заметила Костина.

По словам искусствоведа, особенность восприятия искусства у современных детей заключается в том, что они не хотят прислушиваться к себе и думать, а напротив, ждут каких-то внешних изменений.

«Нам же ни в коем случае нельзя упустить важное, „музейное“, нельзя превращаться в „художественный Диснейленд“ для возвышенного развлечения. Сложно вообще представить, как с помощью аттракционов можно привить молодежи любовь и интерес к искусству. Зрителя надо подтягивать до уровня музейного искусства, а не музею опускаться до уровня школьника», — подчеркнула главный хранитель музея.

В результате музеям приходится решать сложную задачу привлечения внимания юного зрителя без его опрощения.

«Я всегда привожу в пример в этом случае вполне понятную ситуацию. Представьте, что вы должны общаться с человеком, который не знает русского языка, с иностранцем. И вы не знаете иностранного языка. Сколько продлится ваше общение? Будет вам интересен ваш собеседник? Конечно, нет, потому что вы друг друга не поймете. То же самое с изобразительным искусством. Искусство — это тоже язык, которому, как и любому другому, надо учиться. Если вы не будете знать языка искусства — этот мир будет для вас закрыт», — заметила Костина.

Напомним, что в Таганрогском художественном музее проходит выставка «Иван Айвазовский. 200 лет триумфа». На выставке, помимо работ великого русского мариниста из собственной коллекции таганрогского музея, представлены картины Айвазовского из Ростовского областного музея изобразительных искусств и из Краснодарского художественного музея имени Коваленко. Выставка продлится до 12 ноября, после чего картины отправятся в Краснодар.

Теги: война с культуройКультураисториявоспитание
Категории: РВС

Некоторые самарские школы включили пункт об оказании помощи в покупке учебников в положения о родительских комитетах

РВС - пт, 27/10/2017 - 10:04

Прокуратура обнаружила нарушения требований действующего законодательства в образовательных учреждениях Кировского района Самары. В надзорном ведомстве отметили, что приказами руководителей 48 школ утверждены Положения о родительском комитете и об Общих родительских собраниях. Однако некоторые пункты этих документов вызвали вопросы, пишет "Учительская газета".

Так, в нарушение требований закона "Об образовании в РФ" к компетенции родительского комитета некоторые руководители отнесли оказание помощи в укреплении материально-технической базы, благоустройство и ремонт детских площадок и территорий, принятие решения об оказании благотворительной помощи, направленной на развитие школы, "содействие выявлению и привлечению ресурсов родительской общественности для развития учреждения", "совершенствование условий для осуществления образовательного процесса", "стимулирование труда педагогических работников", охрану жизни и здоровья воспитанников, соблюдение учреждение санитарно-гигиенических норм и правил и подготовку школы к новому учебному году. В некоторых случаях положения предусматривали пункты об оказании родителями помощи учреждению в части приобретения учебников, подготовки наглядных методических пособий.

"Таким образом, образовательными учреждениями нарушены права воспитанников на бесплатное образование, поскольку родители не обязаны финансировать деятельность государственных и муниципальных образовательных учреждений, а лишь вправе оказывать посильную материальную помощь исключительно на добровольной основе", - отметила в прокуратуре Самарской области.

По итогам проверки прокуратура района опротестовала 48 незаконных локальных актов Протесты были рассмотрены и удовлетворены, а документы приведены в соответствие с требованиями закона.

Теги: Школьные поборыВойна с образованиемобразование
Категории: РВС

Сайты запрещенных организаций будут блокироваться в РФ без суда

РВС - чт, 26/10/2017 - 22:00

В Госдуме прошел первое чтение законопроект, разрешающий внесудебную блокировку сайтов запрещенных в России организаций, 26 октября сообщает ИА Красная Весна.

Законопроект был внесен для обсуждения депутатами Юрием Швыткиным (ЕР), Олегом Николаевым (СР) и Александром Ющенко (КПРФ). Он предусматривает внесение в действующий закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» изменений, которые позволят Роскомнадзору немедленно удовлетворить требование Генпрокуратуры РФ по блокировке сайтов в случае обнаружения в интернете материалов, «изданных и (или) распространяемых иностранной или международной неправительственной организацией, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Авторы законопроекта поясняют, что в настоящее время в РФ нежелательными признаны 11 иностранных и международных НКО, но их сайты открыты для российского пользователя интернета. «Вместе с тем подобные ресурсы используются для подготовки и распространения материалов, направленных на дискредитацию внутренней и внешней политики России, для формирования негативного общественного мнения и дестабилизации обстановки в стране», — считают разработчики. Причину настоящего положения дел они видят в усложненной процедуре блокирования таких сайтов.

Напомним, что для блокировки такого интернет-ресурса в настоящее время правоохранительные органы обязаны предоставить в Генпрокуратуру документ, в котором подробно приведены «сведения о сайте, характер размещенной на нем информации, а также указывается на установление фактов свободного доступа неограниченного круга лиц к сайтам нежелательных организаций». Рассмотрев документы, прокуратура передает их в суд, который в свою очередь дает, в случае положительного решения дела, распоряжение Роскомнадзору. А уже тот, на основании решения суда, обязывает российских интернет-провайдеров блокировать указанные сайты. Однако владельцы сайтов при этом имеют право в течение трех месяцев обжаловать это решение суда, и вся процедура в некоторых случаях может затянуться на срок до одного года.

 

Теги: воспитаниеИнформационная безопасность детейРоскомнадзор
Категории: РВС

"Обязан защищать насильников": Миков перед назначением подтвердил свою позицию по скандалу в Пешнигортском детдоме

РВС - чт, 26/10/2017 - 21:36

На заседании заксобрания Пермского края депутаты сегодня обсуждают назначение Павла Микова на должность уполномоченного по правам человека в регионе. Перед голосованием омбудсмену задали неудобные вопросы - напомнили об изнасиловании в Пешнигортском детском доме. Миков отказался от подробных комментариев, заявив лишь, что он пытался быть независимыми и защищать не только жертв, но и "насильников", передает корреспондент Накануне.RU.

Кандидатуру Микова внес губернатор Пермского края Максим Решетников. Право предлагать кандидатов имели также краевые депутаты и правозащитные организации, однако они им не воспользовались и Павел Миков стал единственным соискателем на должность, которую занимала Татьяна Марголина. Федеральный уполномоченный утвердил неоднозначную кандидатуру, сегодня свой вердикт вынесли депутаты.

Глава социального комитета Сергей Клепцин отметил, что кандидатура Микова согласована федеральным омбудсменом. "Миков успешно использовал накопленный опыт и профессиональные знания для развития института уполномоченного по правам ребенка", - сказал он, добавив, что комитет поддерживает назначение.

Сам Павел Миков, сделав реверанс в сторону экс-омбудмена Татьяны Марголиной, заявил, что надеется на поддержку губернатора, депутатов и обещественных институтов в дальнейшей работе.

"Защита прав человека не может и не должна ассоциироваться с политической позицией. Любой правозащитник должен объективно, в соответствии с голосом совести, оценивать ситуацию с соблюдением прав и свобод человека", - сказал он.

Вопрос Микову задал депутат краевого заксобрания Владимир Корсун. Он напомнил о том, что Миков в свое время не стал защищать жертв насилия в Пешнигортском детдоме, настаивая на "обоюдном согласии" всех участников. Семьи детей он тогда же называл аморальными.

"Мы задавали вам этот вопрос в 2014 г. и вы сказали, что расследование не завершено и говорить не о чем. Расследование закончилось: малолетние преступники отправились в колонию, директор уволена. Вспоминаете эту ситуацию? Где гарантия, что подобное не повторится при исполнении вами обязанностей уполномоченного?", - просил Корсун.

Уполномоченный по правам ребенка и по правам человека обязан защищать как жертв насилия, так и тех, кто совершил насилие, заявил в ответ Миков.

"У них (совершивших насилие, прим.) есть право на государственную защиту и право не быть осужденным, пока их вина не доказана. Комментировать что-то я не считаю возможным, так как моя позиция известна", - заявил Миков. Он добавил, что трое осужденных уже освобождены по УДО, один в связи с достижением совершеннолетия переведен в исправительную колонию.

Как сообщало Накануне.RU, следствие признало виновными пятерых подростков, которые с осени 2012 г. до октября 2013 г. насиловали несовершеннолетних девочек. В 2014 г. Приговором суда виновные, в зависимости от преступной роли каждого из них, приговорены к наказанию в виде лишения свободы сроком от четырех до семи лет, с отбыванием в воспитательных колониях.

Согласно процедуре, уполномоченный утверждается тайным голосованием депутатов. Выбор парламентарии сделают после перерыва, итоги голосования станут известны через несколько часов.

источник

 

Теги: УПРЮвенальная юстицияСоциальная война
Категории: РВС

Поборы в сельской школе Саратовской области подтвердили сами чиновники

РВС - чт, 26/10/2017 - 21:09

23 октября состоялось отчетное собрание чиновников перед родителями школьников из с. Терновка Энгельсского района Саратовской области, которые обратились к общественникам из «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) и журналистам Общественного телевидения России (ОТР), чтобы разобраться с поборами в школе. После визита представителя РВС и журналистов ОТР в школу 14 октября, родители приняли решение обратиться еще и в приемную президента в Саратовской области, прокуратуру, областное Министерство образования и к депутату Госдумы Ольге Баталиной. Свои подписи под обращением поставили 46 родителей, у многих из которых в школе учатся двое, трое детей, общее число учащихся порядка 150. Как только проблемы школы вышли за пределы Терновки, директор школы Юрий Бирюков поспешил сложить полномочия по собственному желанию.

Первое собрание, где чиновники уточняли претензии родителей, состоялось 16 октября, фактически сразу после визита журналистов и общественников. На исправление ситуации они взяли неделю и, спустя отведенное время, готовы были отчитаться. На протяжении этого времени в учительской и родительской среде разгорался раскол, одни требовали покончить с поборами и навести порядок, другие отстаивали «поруганную честь», покинувшего школу директора. С их точки зрения в СМИ некорректно отразили ситуацию в школе.

Итак, на отчетном мероприятии 23 октября присутствовали заместители главы администрации Энгельсского района Саратовской области Александра Стрелюхина, а именно: зам. по социальной сфере Татьяна Ванина, руководитель аппарата районного собрания депутатов Ринат Каримов, председатель комитета по образованию Раиса Косенко. А также глава Терновского муниципального образования Татьяна Шабанова.

Чиновники бодро рапортовали, что в школьной столовой теперь не привозная, а, приготовленная на месте пища. На ремонт спортивного зала в 2018 году Транснефть выделит 500 000 руб. А в 2019 году по плану в школе проведут капитальный ремонт кровли. Имеет ли смысл вкладываться в спортивный зал до ремонта кровли? Хочется верить, что деньги все же будут потрачены с умом. В «Отчете о результатах самообследования школы за 2016–2017 уч. год» сказано, что «Здание школы, системы водоснабжения, канализации, вентиляции, электроснабжения требуют капитального ремонта». То есть обещания чиновников кардинальным образом разрешить проблемы школы на поверку являются не более, чем попыткой остудить родителей, которые пошли «с открытым забралом». К тому же чиновники лишь дали обещание на словах, никаких документов или хотя бы ссылок на таковые, предоставлено не было.

Директора школы Юрия Бирюкова, под овации его защитников, вернули на должность. Теперь он совсем с другой энергией принялся отвечать на вопросы родителей. По вопросу нехватки учебников пояснил, что как только коммерческая фирма исполнит заказ, детям все будет выдано. На замечание о том, что в «Отчете о результатах самообследования» указано, что процедура закупки по недостающим учебникам должна была пройти еще 2 месяца назад, ответа не последовало. Что еще раз подчеркивает, главная задача усыпить бдительность родителей, а не исполнить требования законодательства.

Также без ответа осталось и замечание по «Плану финансово-хозяйственной деятельности», который был размещен на сайте школы, мало того, что он датирован 2015 годом, так еще и в абсолютно нечитаемом виде. Это один из ключевых документов по которому родители могли бы отследить, как и на что идет финансирование школы. Интересно было бы посмотреть и «Акт приемки образовательного учреждения» на текущий учебный год. В школе должны быть и еще более интересные документы, такие как результаты экспертизы мебели и классов. Опираясь на них, парты, стулья, и прочую мебель, которая числится на балансе, либо списывают, либо подтверждают пригодность к эксплуатации. Здесь же возникает вопрос, соответствуют ли СанПиНам купленные родителями парты и ремонт в классах?

Все эти вопросы повисли в воздухе, несмотря на визит районных чиновников и бодрый рапорт. Стоит напомнить, что вся ситуация в Терновке началась с вопросов родителей по поборам — покупкам учебников и парт, а также ремонтов классов за родительский счет. Чиновники старательно решали проблемы не те, которые озвучивали родители, а проблемы, связанные с невозможностью изменить мнение родителей. Вот уперлись они в поборы и всё тут. Чиновников, которые приезжали уговаривать родителей, мало волнует реальность.

Данный вопрос ведет нас к еще одной пикантной детали, которая имеет косвенное отношение к поборам в школе. Но касается муниципалитета, на территории которого находится школа. В конце сентября в Терновке на взятке попался Виктор Корниенко — заместитель главы муниципального образования Татьяны Шабановой. Во время визита общественников и журналистов в школу, Шабанова всячески прикрывала директора школы Юрия Бирюкова. Отвечала на вопросы вместо директора, успокаивала родителей, предлагала перенести разговор на другой день и т. д. У родителей нашлись претензии к Татьяне Шабановой. На вопрос, с какой стати детей сняли с уроков географии, и почему они должны были слушать ее доклад о благоустройстве села вместо занятий? Татьяна Шабанова ответила, что это было необходимо в рамках «Европейской недели самоуправления». Казалось бы, причем тут село Терновка, где-то в Саратовской области и какое-то европейское самоуправление?

Обратимся к первоисточнику«Европейская неделя местной демократии — это добровольное движение, которое координируется Конгрессом местных и региональных властей и проводится каждый год на неделе 15 октября — годовщине открытия для подписания Европейской хартии местного самоуправления в 1985 года, то есть более 30 лет тому назад. Во время ЕНМД местные и региональные власти, а также их ассоциации по всей Европе организуют различные мероприятия для поощрения участия граждан в процессах принятия решения на местах и для повышения уровня их информированности о работе публичных органов власти».

Терновка оказывается уже в Европе, прямо как Украина? Координация таким самоуправлением или «местной демократией» идет напрямую из Совета Европы в Страсбурге, методичка на русском языке выложена на официальном сайте Совета Европы.

Быть может именно по причине применяемых технологий демократизации и широкого круга заинтересованных лиц на местах бывает крайне трудно разобраться с тем, что такое поборы в школах? Давайте на примере Терновской школы попробуем расставить хоть какие-то точки над «i».

20 октября на сайте саратовского ИА Четвертая власть вышла публикация, посвященная первой встрече чиновников и родителей 16 октября:

В школе Терновки начали решать проблемы родителей после их обращения.

«Факты поборов денежных средств и предоставления школьных помещений в аренду не нашли своего подтверждения. На встрече родители задавали вопросы по обеспечению обучающихся учебно-методической литературой, косметическому ремонту спортивного зала, повышению качества питания...»

Информацию о том, что поборы не подтвердились распространила администрация района. Попробуем опровергнуть ее позицию реальными фактами. Но обо всем по порядку, прежде выясним, что реально понимают под поборами?

ПОБО́РЫ -ов; мн. (ед. побо́р, -а; м.).

1. Ист. Сбор деньгами или натурой (в пользу государства, помещика и т. п.).

2. Неодобр. Взимание определенной платы за что-л. в чью-л. пользу. Поборы с автомобилистов, с владельцев собак. Устать от поборов. Он поборами промышляет. Сколотить капиталец на поборах.

(Энциклопедический словарь.)

Поборы, факт № 1.

С детей собирали денежные средства за проезд в школьном автобусе на соревнования, которые были организованы Комитетом по образованию и молодежной политике Энгельсского района (КОМП ЭМР), на что имеется соответствующий приказ за подписью председателя Раисы Косенко. О чем 16 октября 2017 года рассказал директор школы Юрий Бирюков в ходе общешкольного собрания в присутствии Раисы Косенко.

Для большей точности и корректности, стоит привести стенограмму встречи с родителями:

Раиса Косенко: «Действительно на спортивные соревнования мы сейчас возим детей в город на спартакиаду среди сельских школ, но вопрос: Почему собираются деньги на проезд? Мы выделяем транспорт, издаем приказ по школе, Юрий Иванович в чем нужда?».
Юрий Бирюков: «Все выезды до этого осуществлялись за счет спонсорской помощи…. Здесь уже родители сдавали деньги. Сейчас перед этим приказом, мы тоже собрали деньги, чтобы выехать…. И когда уже вышел приказ…. Просто деньги находятся у водителя, все кто сдал, мы раздаем и всё».
Раиса Косенко: «То есть деньги вернутся родителям?»
Юрий Бирюков: «Вернутся конечно!»
(Стенограмма составлена по аудиозаписи родительского собрания 16.10.2017 г.).

И эти деньги действительно вернули. Но только благодаря тому, что родители подняли шум, иначе бы все происходило так же как и ранее. Неспроста ведь директор называет родителей «спонсорами». А спонсорам деньги возвращать не принято. Вернули ли деньги детям из с. Узморье, которые тоже ездили на те соревнования, не известно.

Поборы, факт № 2.

Как мы видели из определения энциклопедического словаря, поборы могут быть не только в денежном, но и в натуральном эквиваленте: парты, стулья, а также ремонт в классах вполне под это определение подпадают.

При наборе детей в 1-й класс выяснилось, что парт и стульев на всех детей не хватает. Эта дилемма поставила родителей в ситуацию, когда одни дети будут сидеть за новыми партами, а другие за старыми. Родители понимали, что это скажется на взаимоотношениях между детьми и на их первом впечатлении от школы. Администрация школы эту проблему проигнорировала.

Именно поэтому на родительском собрании 1-го класса было решено докупить новую мебель. Были собраны средства, на которые купили 6 парт и 12 стульев, имеется чек от 13.06.2017 г. на сумму 20 520 руб.

Затем было следующее решение администрации школы, которое вновь поставило родителей перед дилеммой. В августе решено было разделить класс на две параллели из-за большого количества первоклашек. Но второму классу достался класс со старыми обоями, с отвалившейся штукатуркой на потолке, старыми окнами. Вновь возникла ситуация, когда одни дети оказываются в худших условиях. И вновь администрация школы умыла руки и не предложила никаких решений. Подставив тем самым родителей, они вновь были вынуждены за свой счет создавать одинаковые для всех детей условия. Родители скинулись на стройматериалы, приобрели их, что подтверждают чеки от 9–26 августа 2017 года на сумму 9 728 руб. и вместе сделали ремонт.

Однако в Отчете о результатах самообследования от 1 сентября 2017 года сказано:

VII. Материально-техническая база
...
«Здание школы, системы водоснабжения, канализации, вентиляции, электроснабжения требуют капитального ремонта. Ежегодно проводится текущий ремонт классных комнат, фойе-коридоров».

То есть то, что сделано за счет родителей, в классах выдается как результат работы директора и коллектива школы. Это и называется — поборы натурой, в дополнение к денежным о которых сказано выше.

Поборы, факт №3.

В «Отчете о результатах самообследования школы от 1 сентября 2017 года» сказано:

п.6.3. Библиотечно-информационное обеспечение.
...
Учебниками обучающихся 1–4 классов обеспечены 100%., обучающихся 5–11 классов обеспечены на 98%.

Ожидается поступление к началу нового учебного года учебников на сумму:

— издательство «Просвещение» на сумму 53 886,25 руб.;
— издательство «Вентана» 8 556 руб.;
— издательство «Дрофа» 12 816 руб.;
— издательство «Бином» 3 940 руб.

Несмотря на то, что учебный год уже наступил, а учебников все еще не хватает, в конце первой четверти на собрании 16 октября председатель комитета по образованию Раиса Косенко решила посчитать вместе с директором скольких учебников не хватает. Вновь обратимся к стенограмме:

Раиса Косенко: «Сколько у нас потребность в поставке учебников чтобы родители не закупали их?»
Юрий Бирюков: «На данный момент 1 класс обеспечен, 2 комплекта еще имеется…. 3 учебника букваря получили со Старицкого комплекта, часть учебников была закуплена родителями, я даже могу перечислить… Среднее звено обеспечено на 100%, кроме…. это начинается с 9 класса...не хватает отдельных учебников...»

В итоге оказалось, что необходимо приобрести в общей сложности 55 учебников:
«Обществознание 9 класс — 9 шт;
Английский язык 9 класс — 14 шт;
Английский язык 10 класс — 5 шт;
Английский язык 11 класс — 6 шт;
Информатика 5 класс — 18 шт;
Информатика 8 класс — 3 шт.»

Если считать среднюю стоимость учебника около 600 руб., то родители должны были выложить порядка 33 тысяч рублей. Стоит отметить, что на родительском собрании присутствовали не все родители, т. е. недостающих учебников может быть больше.

С уверенностью можно утверждать, что в «Отчете о самообследовании» данные по учебникам сфальсифицированы. При этом директор школы, со слов вышестоящего руководства в лице Раисы Косенко, не предоставил информацию в Комитет. Раиса Косенко, оказывается, почти 2 месяца не знала, что учебников не хватает и родители вынуждены покупать их за свой счет. Остается загадкой, были ли закуплены те недостающие экземпляры, указанные в самообследовании. Проводились ли тендеры и прочие сопутствующие процедуры? Как вообще можно подавать информацию о нехватке учебников 1 сентября? Всё уже должно быть куплено и отдано детям.

Получается, что на протяжении всей первой четверти никому из администрации школы и комитета по образованию не было дела до того, что дети не обеспечены учебниками. И, более того, на письменное обращение родителей 9 класса еще в мае никто не отреагировал. Часть родителей смирилась с таким положением дел и предпочла самостоятельно, по своей инициативе и за свой счет, обеспечить своих детей учебниками.

Это и есть поборы «натурой», факт которых установлен, зафиксирован, признан и вот-вот будет исправлен. Некоторые недостающие учебники уже были привезены в школу и на сегодняшний день их передали детям.

Вновь зададимся вопросом, их так оперативно закупили через тендеры или же они были в наличии и из-за недостоверной информации от директора, вовремя не попали к детям? Или их забрали у других детей? Или появился спонсор, который с легкой руки решил проблему?

Факты аренды помещений якобы тоже не подтвердились, что ж, смотрим.

На собрании 16 октября Председатель КОМП ЭМР Раиса Косенко сообщила: «школьные помещения на самом деле сдаются в аренду. Питающая организация берет на себя ответственность. Берет вот ваш пищеблок для чего? Полностью возмещает тепло, свет, воду, то есть коммунальные услуги за это помещение, полностью отвечает за оснащение этого помещения всем необходимым, технологическим оборудованием посудой и так далее. То есть в этот момент снимаем с себя финансовую нагрузку. И они еще за школу платят арендную плату в бюджет Энгельсского района за то что они арендуют вот эти вот помещения и полностью его оснащают».

Вопрос, откуда питающая организация берет на это деньги, если источниками их дохода являются платежи родителей за питание и тендеры, поставку продуктов по которым оплачивает бюджет района. Значит арендная плата, а также прибыль питающей организации складывается из платежей родителей и дотаций из бюджета района. Почему родители должны оплачивать их прибыль вместо того, чтобы бюджет платил только за коммунальные услуги, а повар, в уже оснащенной всем необходимым столовой, готовил для детей?

Тогда бы ничего не понадобилось сдавать в аренду, а деньги родителей и деньги района шли только на зарплату персонала и только на коммунальные услуги.

По спортзалу Раиса Косенко ответила следующее: «Мы спортивные помещения предоставляем в безвозмездное пользование нашим спортивным клубам, секциям и т. д. для того, чтобы обеспечить а) занятость детей после уроков и б) занятость населения. И у нас договоренность с главой МО в данном случае Татьяной Владимировной [Шабановой], что она помогает населению, чтобы школьный спортивный зал был постоянно занят. Чтобы люди могли заниматься своим оздоровлением не выезжая в город. Если вы против этого, мы закроем этот вопрос и в школьный спортивный зал никто не будет приходить».

Вполне логично, чтобы зал таким образом использовался, и если даже взимается арендная плата, она должна абсолютно прозрачно расходоваться на его содержание и развитие. Родители сообщают, что в зале проводились платные занятия по Кудо, но на каких условиях неизвестно. Если в данный момент залу требуется капитальный ремонт, в том числе и системы вентиляции в нем, вопросы аренды стоит отложить до окончания ремонта. Чтобы обвалившийся от протечек потолок ненароком кого-либо не покалечил.

В школе проходило еще одно собрание с визитерами из Министерства образования Саратовской области. На встрече 20 октября начальник отдела контроля качества Елена Нерозя еще раз подтвердила слова председателя комитета по образованию Раисы Косенко о том, что школа внесена в план-график ремонта на 2018 год. И пояснила, по какой причине провести ремонт спортивного зала невозможно: «... если мы не сможем реализовывать учебный предмет физкультура — штраф от 50 000 руб. за реализацию не в полном объеме программы на школу. Для того, чтобы реализовывать ее где-то, это учреждение должно перевести или организовать обучение на базе другого спортзала. Вы знаете эта школа не выплывет. Если все делать в рамках правового поля на базе другого спортзала, школа не выплывет… Сейчас вывести из образовательного процесса спортзал — это не реально. Поэтому с учетом того какой он сейчас, как бы для занятий, он скажем так пригоден, если что-то откроется (после сильного ливня) мы будем уже реагировать. Ваша школа стоит на 2019 год по замене всей кровли».(Стенограмма составлена по аудиозаписи собрания с представителями Минобра Саратовской области от 20.10.2017 г.).

Как видно выше, речи о том, что родители просили провести косметический ремонт не шло, более того, проводить ремонт даже косметический во время учебного процесса запрещено. И опять же, какой смысл проводить ремонт если течет крыша... Получается, со слов представителя областного минобра, спортзал де юре использовать можно, но де факто дети занимаются в актовом зале. И чиновников эта проблема мало интересует. Заявление, что для них главное — это интересы детей, не более чем дежурная фраза из всё тех же европейских методичек для усыпления бдительности родителей. Визитеры из Минобра прибыли с единственной целью — скорректировать мнение родителей о проблемах.

Неумолимые факты говорят об одном — поборы подтвердились, как минимум, тремя эпизодами, а школьные помещения действительно сдавались в аренду. Наверняка такое положение дел не является уникальным, как в Саратовской области, так и по стране вцелом. Некогда лучшая в мире образовательная система на глазах уходит в небытие. Содержание образования при отсутствии образа будущего — это очень странная вещь. Всесторонняя коммерциализация образования на западный манер добивает не только содержание образования, но и инфраструктуру.

 

Александр Березин, РВС

 

Tags: Война с образованиемобразованиеШкольные поборы. Социальная войнаРВСРегион: Саратовская область
Категории: РВС

В России проведут первое исследование распространенности аутизма среди детей

РВС - чт, 26/10/2017 - 20:08

В рамках гранта Российского фонда фундаментальных исследований Санкт-Петербургский государственный университет приступает к первому в России научному исследованию "Превалентность расстройств аутистического спектра (РАС) среди детского населения России".

По словам экспертов, до сих пор неизвестно, сколько в России детей с аутизмом. В 2012 году, после конференции "Аутизм. Маршруты помощи", фонд "Выход" получил от Министерства здравоохранения письмо, где сказано, что РАС имеет около 1% детского населения России, и это соответствует мировой статистике по распространенности данного нарушения развития. Тем не менее, по сводным данным, полученным из регионов РФ Министерством труда и социальной защиты населения в 2015 году, в России диагностировано всего 7,5 тысяч детей с РАС, т.е. почти в 40 раз меньше прогнозного количества, соответствующего 1%.

"Без знания о том, сколько же людей в России имеют РАС, невозможно выстроить грамотную систему государственной помощи людям с РАС в области здравоохранения, образования, социальной защиты. Таким образом, изучение распространенности аутизма у нас в стране является насущной задачей", - говорится в сообщении Фонда содействия решению проблем аутизма в России "Выход".

Выборки для исследования будут формироваться из детского населения, которое обслуживается структурами департаментов здравоохранения, образования и социальной защиты Приморского района г. Санкт-Петербурга. В ходе исследования будут задействованы как организации (поликлиники, детские сады и школы, специальные учреждения), так и профильные специалисты (педиатры, воспитатели, учителя), а также студенты СПбГУ.

Выводы исследования должны позволить обозначить ситуацию с частотой встречаемости РАС в России и собрать данные, необходимые для реализации эмпирически доказанных программ поддержки детей с аутизмом и их семей. В дальнейшем исследование будет проведено также в Москве, Новосибирской, Воронежской и Белгородской областях, при поддержке благотворительного фонда "Выход".

Исследованием руководит Елена Григоренко, ведущий ученый мегагранта и руководитель Лаборатории междисциплинарных исследований развития человека СПбГУ, на базе которого оно и будет проводиться.

- Официальной статистики по РАС в России пока нет. Мы посчитали общее количество детей с аутизмом по данным из регионов России, которые запрашивало Министерство труда и социальной защиты в 2015 году. Их оказалось не 1-1,5% от генеральной популяции, что соответствовало бы мировым оценкам частоты встречаемости аутизма, а примерно 0.024% (т.е., в ~50-60 раз меньше ожидаемой цифры). Что же делать? Начинать проводить эпидемиологические исследования в России и с опорой на мировой опыт развивать систему государственной помощи для людей с аутизмом, - отмечает Елена Григоренко.

Теги: ЗдравоохранениеобразованиеСоциальная войнаИнклюзияРегион: Ленинградская областьКатегория: Образование
Категории: РВС

НКО: каждый год в Литве пропадает всё больше детей

РВС - чт, 26/10/2017 - 16:27

Каждый год в Литве пропадает всё больше детей, заявили в литовском Центре поддержки семей пропавших людей 25 октября, передает ИА Красная весна.

Если в 2013 г. доля детей среди пропавших людей была около 40%, то в 2016 она превысила 67%.

«Это те дети, которые не по одному, по нескольку раз сбегали из дома, потом возвращались, и неизвестно, где они были. Может быть их эксплуатировали, может быть их увозили куда-то воровать, втягивали в какие-то преступные деяния», — заявила директор Центра Наталья Курчинская.

По данным полиции, в этом году в розыске были уже более 1600 детей. Однако из официальной статистики непонятно, сколько из пропавших детей становились жертвами торговли людьми, насилия или сексуальной эксплуатации.

Напомним, что каждый год в Европе пропадает около 250 тыс. детей. Большая часть сбегает из дома, около трети из них похищаются одним из родителей. Многие из пропавших детей возвращаются домой сами через несколько часов или дней после начала их поисков. Однако, по подсчетам экспертов, около одного процента пропавших детей вовлекаются в преступные деяния или становятся жертвами преступлений.

Теги: Новости зарубежьяСоциальная войнаСиротство
Категории: РВС

В Карелии начали выявлять «подкидышей» для назначения им доппенсии

РВС - чт, 26/10/2017 - 13:56

Дети, родители которых неизвестны, с 1 января 2018 года начнут получать дополнительно пенсию по потере кормильца. В связи с этим в регионе приступили к выявлению таких детей, 25 октября сообщает ИА Красная весна.

Новый вид социальной пенсии вводится для детей, никогда не имевших родителей — так называемых подкидышей, которые изначально поставлены в неравные материальные условия даже с детьми-сиротами, имеющими право на получение пенсии по случаю потери кормильца. Теперь этот дисбаланс будет устранен. Выплаты «подкидышам» будут осуществляться до 18 лет, а для студентов-очников до окончания обучения, но не позже 23 лет.

Пенсионный фонд Карелии совместно с органами исполнительной власти и органами опеки и попечительства, а также с учреждениями для детей, оставшихся без попечения родителей, в настоящее время занят выявлением детей, имеющих право на такую социальную пенсию.

Вопросы помощи детям-сиротам периодически вносятся в повестку работы президента и правительства РФ. Так, в 2014 году сиротам были возвращены льготы и квоты для обучения в федеральных вузах страны. Кроме того, дополнительную финансовую помощь в течение 6 месяцев могут получить сироты, впервые ищущие работу и направленные на обучение биржей труда.

Теги: СиротствоСоциальная война
Категории: РВС

В Омске закрыта народная библиотека с богатой историей

РВС - чт, 26/10/2017 - 11:27

Единственная в городе Омске территориальная народная библиотека, имеющая богатую историю, закрыта. Книжный фонд и имущество распродается, сообщает 20 октября Омский телеканал “ОбКом ТВ”.

Омская народная библиотека - это библиотека завода “ЭлектроТочПрибор”, эвакуированного во время Великой Отечественной войны из Киева. Библиотека спаслась от грозы войны, работала долгие годы, сохраняя книжный фонд, но не смогла пережить имущественный конфликт - сейчас судебные приставы выселяют ее из помещения, которое понадобилось городским властям.

  Теги: Библиотекавойна с культуройКультураОптимизацияСоциальная война
Категории: РВС

СМИ: в США создан рынок человеческих тел

РВС - ср, 25/10/2017 - 21:37

Чуть ли не каждый может расчленить и продать покойника на процветающем и практически нерегулируемом американском рынке, утверждают авторы Брайан Гроу и Джон Шиффман, 24 октября сообщает ИА Красная Весна.

Авторы утверждают, что когда американцы завещают свои тела науке, они также жертвуют себя рынку. Трупы и части тел, особенно бедных людей, успешно продаются на изобилующем страшными злоупотреблениями рынке.

В Лос-Анджелесе родственникам умершего человека предлагают сократить расходы на похороны, пожертвовав тело родного человека «прогрессивным медицинским исследованиям». В Северной Неваде вскрылась деятельность посредников по продаже трупов, компаний, которые сначала приобретают тела покойников, потом их расчленяют, а затем продают медицинским исследователям, получая при этом прибыль.

Авторы статьи рассказывают, что каждый год тысячи американцев жертвуют свои тела науке, надеясь внести свой вклад в ее развитие. На самом же деле многие невольно вносят вклад в чью-то коммерческую деятельность, а их тела продаются как сырье на огромном нерегулируемом рынке. Посредники по продаже трупов известны также под названием «банки нетрансплатируемых тканей». Они не относятся к сфере трансплантологии органов и тканей, а значит — не контролируются правительством США. Продать сердце или почку в целях трансплантации можно, и это законно, процесс регулируется государством. Но нет ни одного федерального закона касательно продажи трупов или частей тела покойника для исследовательских или образовательных целей. А значит, этим может заниматься кто угодно.

«Текущее состояние дел — это беспредел», — говорит Анджела Макартур, руководитель программы жертвования тел в медицинскую школу университета Миннесоты и бывший председатель комиссии анатомических пожертвований штата.

«Мы наблюдаем схожие проблемы, с теми, что веками ранее были связаны с расхитителями гробниц», — говорит Анджела, ссылаясь на практику XIX века. Она подчеркивает, что тогда трупы похищали с тем, чтобы поглумиться над покойником, сегодня же — ради наживы.

 

Теги: Новости зарубежьявоспитаниеРасчеловечиваниеСоциальная война
Категории: РВС

Деньги и школа

РВС - ср, 25/10/2017 - 21:04

"Учитель должен обладать максимальным
авторитетом и минимальной властью
".

Томас Сас

 

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Я – Дмитрий Лысков. И это программа "ПРАВ!ДА?". И вот тема нашей дискуссии сегодня:

Миллионы россиян недовольны поборами в школах, выяснил фонд "Национальные ресурсы образования". 82% родителей подтвердили, что в школах, где учатся их дети, по-прежнему под видом сбора средств на те или иные нужды занимаются поборами. Суммы колеблются от 5 до 50 тысяч рублей. Министр образования Ольга Васильева назвала поборы преступлением и потребовала полностью ликвидировать школьную автономию, выстроив жесткую вертикаль власти в образовании.

Дмитрий Лысков: Проблема школьных поборов обсуждается на самом высоком уровне – на уровне министра и даже президента. Ну, наверное, нет дыма без огня. Хотя, с другой стороны, я понимаю – в 90-е, когда собирали буквально на все, вплоть до зарплат учителям. Лидия Николаевна, неужели стало хуже?

Лидия Антонова: Вы знаете, я как человек, который прошел все пути в образовании – я много лет работала учителем, конкретно 18 лет, я работала управленцем и сейчас занимаюсь вопросами образования в Государственной Думе, в нашем комитете, – хочу сказать, что сама тема "Поборы в образовании"… Ну, можно, в общем, о поборах говорить в разных отраслях. На самом деле наш министр Ольга Юрьевна Васильева совершенно правильно дала сегодня оценку, что это недопустимо. И вопрос такой можно было бы такой задать…

Дмитрий Лысков: Нет, как будто кто-нибудь сомневался в этом вообще.

Лидия Антонова: 82% родителей сказали, что они подтверждают, что поборы есть. Но вопрос – как они участвовали в обсуждении этой темы? Потому что сегодня закон предполагает единственное – добровольные пожертвования. Здесь, мне кажется, вопрос очень важный выходит на повестку дня – это эффективность системы управления школ. Конечно, финансы важны. Но если вы поговорите с директорами школ, и не только России, а других стран (а я по роду своей деятельности много лет дружу со многими своими коллегами), ни один директор ни одной страны не скажет, что он доволен финансированием, как и любая семья, всегда финансов хотелось бы иметь больше.

Дмитрий Лысков: Подождите. А что вы имели в виду под тем, как родители обсуждали этот вопрос? Родители могли неправильно интерпретировать поборы или что?

Лидия Антонова: Нет, имеется в виду, что когда мы говорим о том, что подтвердили 82%, что эти средства собираются, то я имела в виду – какой процент родителей участвовал в обсуждении этой темы, насколько это было добровольно. Потому что, еще раз говорю, есть закон, который предполагает возможность пожертвования, которое в законодательном порядке можно осуществлять

Дмитрий Лысков: Анна Михайловна, а что говорят родители вообще, если посмотреть на эту проблему со стороны именно родителей?

Анна Кульчицкая: Вы знаете, я как представитель общероссийской общественной организации "Защита семьи" имею возможность представлять мнения родителей, причем со всей России. Родители говорят о том, что поборы есть. У нас в школе присутствует шантаж, когда в любом случае добровольно-принудительно заставляют сдавать. Более того – я хочу сказать, что эта проблема выше, чем просто поборы, которые мы видим как уже самый низший уровень, который касается родителей. В принципе у нас идет в системе образования, в системе оптимизации нашего образования все к тому, что образование переходит на платную основу.

Дмитрий Лысков: А на что собирают деньги? Можно сразу вот такое уточнение?

Анна Кульчицкая: Собирают деньги на все. Если собирают…

Дмитрий Лысков: Ну, "на все" – это слишком общо.

Анна Кульчицкая: Вы знаете, понимаете, что самое ужасное – собирают на все, вплоть до учебников, которые обязаны быть по закону "Об образовании" предоставлены, на них собирают. Самарская область – 5 тысяч рублей родители в первом классе. Вы представляете, с их зарплатами что это такое? Саратов – до скандалов, до пикетов, до того, что родители уже требуют. По 3 800 платят за учебники, которых нет у детей, а детям ставят двойки за то, что они не выполняют уроки по тем учебникам, которых нет.

Но я хотела бы сказать о том, что помимо даже вот таких простых вещей – учебники, охрана, уборка, окна, парты, ремонт, ну все на свете – самое важное, что еще есть система, когда, помимо поборов наличными или добровольно-принудительно, все переводят на платные рельсы. Понимаете, если в Москве за этим вопросом смотрят очень внимательно, и у нас строго-настрого… Я сама как педагог, работающий в системе образования московской, знаю, что у нас строго-настрого запрещено просить даже копейку с родителей. Но у нас все тогда становится платным официально.

Дмитрий Лысков: Ну, насчет запрещено/не запрещено тут ведь тоже скользкий момент. Моя супруга, например, давным-давно называет родительские собрания "родительским содранием". Правда, справедливости ради, это действительно шлейф, идущий из 90-х. Сейчас деньги собирают родительские комитеты совсем не в тех объемах, и в общем-то, действительно на экскурсии и на другие нужды, которые не относятся к образованию. Но сохранилось до сих пор.

Ирина Всеволодовна, а насколько масштабна эта проблема, действительно? Потому что мы слышали регионы, в Москве следят. Люди по инерции из 90-х собрания "содраниями" называют. Может быть, это действительно некая память скорее о поборах, нежели сами поборы?

Ирина Абанкина: К сожалению, не совсем память. Ситуация и правда очень серьезная. Да, финансирование, ресурсное обеспечение системы образования несомненно лучше, чем в 90-е годы. Это правда так. Но сохранилась очень глубокая дифференциация между регионами, очень глубокая.

Более того, в последние годы очень жесткие бюджетные ограничения привели к тому, что у нас практически все регионы в кредиторской задолженности. Они выплачивают кредиты для того, чтобы… В первую очередь (это во всех регионах) поставлено во главу угла – обеспечить зарплату педагогам. С этим справляются с трудом, но все-таки справляются. Все остальное действительно может оказаться, я согласна совершенно с коллегой, в зоне добровольно-принудительно софинансирования со стороны родителей. Это правда.

И выбор учебников… Потому что в тот федеральный перечень, который у школы есть и который закупили школе, учебники, – многие педагоги считают, что они не обеспечивают нужное качество, и предлагают добровольно согласиться на интересные, углубленные учебники, на другие рабочие тетради, которые вроде бы правда помогут качеству. Кто-то из родителей готов это поддержать, и для него не составляет это труда. Но по нашим обследованиям мы видим, что примерно треть родителей говорят, что для них это уже серьезное затруднение.

Не все 82% говорят, что не могут выдержать этого финансового бремени. Тут вопрос честности и прозрачности, добровольного согласия. А оно очень много где нарушается. При этом хочу сказать, что те нормативы финансирования, которые есть… Ведь за учебные расходы и оплату труда отвечает регион, а за содержание муниципальных зданий, за их готовность к учебному процессу и даже…

Дмитрий Лысков: Муниципалитет.

Ирина Абанкина: Муниципалитет. Муниципалитеты еще с более глубокой дифференциацией. У кого-то совсем нет денег на то, чтобы содержать в нужном состоянии здания. Поэтому иногда родителей не только деньгами просят помочь с ремонтом, но просто прийти и сделать этот ремонт – настолько, насколько они могут. Поэтому ситуация действительно серьезная.

Дмитрий Лысков: Александр Иванович, как директор школы, да еще и не московской, ну признайтесь честно, у вас поборы есть?

Александр Руденко: Нет, поборов нет.

Дмитрий Лысков: Как вам это удается? Раскройте тайну.

Александр Руденко: Как удается? Знаете, мне кажется, здесь и родители, и все мы должны понимать, что поборы – это противозаконные действия, а обращение к общественности, к родителям, что у школы есть проблема, которая требует действительно финансовых вливаний небюджетных, – да, это существует, и мы обращаемся к родителям. Образование становится более сложным и более дорогим. И я как депутат городского совета представляю состояние городского бюджета. И к сожалению, там денег, чтобы создать современные условия, их нет.

Виктор Панин: А на что вам не хватает, можно спросить?

Александр Руденко: Смотрите. Требования эти все время возрастают. Несколько лет назад, допустим, было так решено, что надо заменить все парты в начальной школе – должны быть специальные поверхности поднимающиеся и прочее. Эти деньги не были заложены в бюджет. А представители контролирующих органов должны это проверить, и мы должны чем-то ответить. И тем более, если это помогает ребенку, сохраняет его здоровье, это действительно необходимо.

Дмитрий Лысков: Виктор Викторович, а вот поясните мне тогда такую ситуацию. Может быть, действительно родители путают поборы в школах с вот такими просьбами добровольно оказать школе помощь? Потому что, да, здания ветшают, мебель ветшает. Ну, почему нет? Или это противозаконно, как мы слышали? Где грань?

Виктор Панин: Я думаю, что не родители путают, а некоторые директора путают, понимаете, свой карман с чужим, иногда. А иногда учителя путают. Поэтому я согласен с коллегой, которая говорила о добровольно-принудительных поборах. Действительно, это так.

Вот Ирина Всеволодовна говорила о перекосах в финансировании региональных систем образования. Я все-таки приведу пример из финансирования города Москвы, которое в разы превышает финансирование любого из субъектов, даже нескольких вместе взятых. Несмотря на то, что руководитель Департамента образования Москвы и соответствующие его подчиненные, замы говорят о том, что "никаких поборов в школах быть не может по определению, у нас достаточно средств на решение многих вопросов, в том числе на парты" и так далее и тому подобное, но тем не менее практически в каждой школе это происходит. Поэтому вот вам и цифры – 82%.

Другое дело, что, на мой взгляд, очень сильны стереотипы в обществе. Я по собственной школе сужу, где у меня дети учатся. Тоже московская школа. Очень сложно остановить вот эту практику. Новый год – начинают собирать деньги на подарки учителям, по 13 тысяч с класса. И когда объясняешь: "Вы знаете, какая зарплата у московского учителя сейчас в среднем? В средней московской школе – 85–90 тысяч, плюс-минус". Понимаете? Говорят: "Да ладно! Да быть такого не может! Да они же все рассказывают, что им плохо живется и так далее и тому подобное". А вы посчитайте средний объем вот таких сборов только по одному празднику в одной московской школе.

Дмитрий Лысков: Хорошо. Амет Александрович, вот что меня смущает во всей этой истории. Мы обрисовали в целом ситуацию, да? Но я учился еще в советской школе. Ну, буду справедлив и объективен – мы тоже собирали на подарки учителям к Новому году, мои родители приходили и ремонтировали классную комнату. Да, добровольно приходили и ремонтировали, сверлили, прибивали, вставляли стекла.

Виктор Панин: Мы, кстати, не собирали. Вот не надо за всех говорить. Не надо…

Дмитрий Лысков: Я сейчас не говорю… Подождите, подождите. Сейчас я вообще говорю исключительно о своем опыте. Каждый высказывает свой опыт.

Виктор Панин: Это другой вопрос.

Дмитрий Лысков: И все это было. И на праздники скидывались, и на подарки. Так, может быть, ничего не изменилось просто-напросто, а мы как-то слишком демонизируем ситуацию?

Амет Володарский: Вы знаете, по сравнению с 90-ми годами, конечно, ситуация кардинально изменилась, и изменилась в лучшую сторону. Например, бюджет, который заложен на московские школы, – примерно 15–16% от общего бюджета по Москве. Можете себе представить, какие это деньги?

Вопрос в другом. Мы все время как бы вокруг него ходим и его не поднимаем на поверхность. У нас произошло… еще предыдущее руководство Министерства образования запустило, на мой взгляд, пагубную вещь под названием "эффективность" и так далее – стали объединять школы. Сегодня это не школы, а заводы, фабрики по производству… ну хорошо, если думающих людей, знающих.

Дмитрий Лысков: Учебно-воспитательные комбинаты.

Амет Володарский: Учебно-воспитательные комбинаты, да.

Виктор Панин: Давайте так назовем.

Амет Володарский: Учебно-воспитательные комбинаты. И вот такими комбинатами…

Дмитрий Лысков: Мне нравится "комбинат". Дымящие трубы возникают…

Амет Володарский: Я не буду… Может, коллега со мной не согласится, но большинство менеджеров, директоров… То есть директора превратились в менеджеров. Они идут дальше в депутаты. Я второй раз уже слышу за сегодняшний день, что директор еще и депутат. Понимаете? А директор должен заниматься непосредственно своей работой, должен знать преподавателей в лицо, детей знать. Понимаете? Вот как раньше были школы? Вы говорите про советское время. По 300, 400, 500 человек. И она была с точки зрения хозяйственного ведения тоже эффективной.

Дмитрий Лысков: Я, например, учился в экспериментальной школе. У нас одновременно в одну смену обучалась тысяча человек.

Амет Володарский: Тысяча человек? Но это не 7–8 тысяч человек, когда 17 подразделений одной школы, когда первый доходит до "Я". Первый "Г" – это мы смеялись лет 15 назад. Сегодня – первый "З".

Дмитрий Лысков: Я учился в десятом-одиннадцатом "И" классе, чтобы были понятны масштабы. Это был выпускной "И" класс.

Амет Володарский: Сегодня директора школ, к сожалению, не готовы быть с точки зрения экономики менеджерами вот этой фабрики. Это первое.

Второе. Несколько раз поднималась тема учебников. Это замкнутый круг. Дело в том, что действительно для того, чтобы хорошему учебнику попасть в список Министерства образования, нужно пройти семь кругов ада. Но учебники хорошие есть – например, по изучению иностранных языков. Вы сегодня не увидите в перечне Министерства образования, как это ни странно, английские учебники, скажем, написанные Кембриджским или Оксфордским университетом, по которым учатся.

Дмитрий Лысков: Ну, выход один – родителям покупать самим.

Амет Володарский: Родителям приходится эти учебники (а они дорогостоящие) покупать.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Давайте сейчас на этом моменте остановимся.

Амет Володарский: Секундочку. Это можно назвать поборами? Нет, это не поборы.

Дмитрий Лысков: Вот! Я как раз и хотел и спросить. Лидия Николаевна, как отделить то, что законно, от того, что незаконно? Допустим, я директор школы и попросил родителей прийти и отремонтировать парты в классе. Это законно?

Лидия Антонова: Я хочу первое сказать, что я согласна с коллегой предыдущим, что действительно превращать школу в индустриальный парк через количество учащихся – я с этим не согласна.

Дмитрий Лысков: Так уже превратили.

Лидия Антонова: И это не для всех субъектов, не будем обобщать. А вот с точки зрения того, является ли нормальным, что директор школы – депутат? Депутатом становится тот человек, которому отдал народ свои голоса. И когда у нас среди депутатов есть люди из образования, то это значит, что у нас работники образования пользуются заслуженным авторитетом. Поэтому это совершенно нормально. Что касается…

Александр Руденко: Лидия Николаевна, большое спасибо.

Лидия Антонова: На что можно просить? Смотрите, у нас есть закон, по которому понятно, какие ступени образования должны быть доступные и бесплатные: дошкольное, общее, профессиональное образование. У нас, я считаю, было большое достижение в последние годы, что введено количество часов – от двух до десяти – за внеурочную деятельность. Смотрите, самое интересное, что даже на примере Московской области, где у нас в полном объеме финансируются все эти годы эти десять часов, до десяти часов, у нас находились и, я думаю, может быть, и сейчас находятся школы, которые не выполняют и не выбирают эти деньги.

То есть вот то, что звучало у моих коллег об эффективности работы директора… Сегодня, вы совершенно правильно сказали, мир усложняется. Проблема в том, что директору нужно быть не только профессионалом в педагогике, в психологии, в социальных науках, а он должен быть хорошим экономистом, он должен быть человеком, который, главное, умеет собрать команду. Он может не знать все, что знает биолог или математик. Так вот, вопрос…

Дмитрий Лысков: Так может ли такой директор попросить родителей, чтобы они пришли и отремонтировали парты?

Лидия Антонова: Я хочу сказать, что…

Дмитрий Лысков: Или он должен решить эту проблему вне родительского сообщества?

Лидия Антонова: Команду собрать, потому что когда есть команда, то это означает, что она понимает цели и задачи. И умение вовлечь родителей и сделать их частью, важной частью своей команды – это большое умение. И родители сами подскажут свой путь. Понимаете, на самом деле мы всегда все помогали школе. Вот я была учителем, и я каждый год сама ремонтировала свой кабинет английского языка.

Дмитрий Лысков: Один из выходов, да. Почему бы директору не призвать свою команду отремонтировать?

Лидия Антонова: И я никого не просила. И за 18 лет никто меня не упрекнул, что я просила у кого-то принести деньги. Приходили родители с детьми, когда они были взрослые, и мы вместе это делали. Понимаете? И на самом деле… Вот сегодня правильно прозвучало – богатая Москва. Ну, Московская область тоже не бедная.

Виктор Панин: Победнее.

Лидия Антонова: Да, победнее. Ну, я имею в виду… У нас не 15%, конечно. Однако все равно учителя жалуются. Поэтому вопрос не только в финансах (я с этого и начала), а вопрос сегодня главный в системе управления школы.

Дмитрий Лысков: Вот мы говорим о богатой Москве, о чуть менее богатой Московской области. Но давайте заглянем в регион, давайте посмотрим, как живет там простая школа, и потом продолжим нашу дискуссию.

Село Терновка в Саратовской области. Чуть более 500 жителей, 35 километров до областного центра. Дом культуры, магазин, почта, акушерско-фельдшерский пункт, а также средняя общеобразовательная школа, в которой учатся не только местные, но и дети из соседних школ и деревень. Так вот, вокруг Терновской школы в последнее время и разгораются нешуточные страсти. Родители учеников недовольны тем, что постоянно вынуждены тратить деньги на создание здесь более или менее приличных условий. И это продолжается не первый год.

Оксана Юналеева, мама ученика средней общеобразовательной школы с. Терновка: С родителей денег не требуют как такового, но так как школа в полном упадке, родителям приходится постепенно собирать деньги на парты, на стулья, потому что парты еще, наверное, с основания этой школы стоят.

Надежда Иванова, мама ученика средней общеобразовательной школы с. Терновка: Если ребенок идет в первый класс, мы приобретаем вплоть до парт. А если ребенок переходит со среднего звена в пятый класс, то, соответственно, ремонт класса тоже осуществляется за средства родителей. Мало того, за средства родителей, так еще и нашими силами.

Комплект стульев и парт для класса стоит более 20 тысяч рублей. А еще родители каждый год вынуждены доплачивать за учебники, которых постоянно не хватает. Не нравится им и то, как кормят учеников Терновской школы. Раньше еду готовили прямо здесь, но с этого года организация питания поручена индивидуальному предпринимателю.

Оксана Юналеева: По словам детей, по словам учителей этой школы, есть половину из того, что сюда привозят, невозможно. У меня лично ребенок попал с кишечной инфекцией в больницу.

А еще по причине невысокой зарплаты уходят учителя. И состояние школы тоже в этом отчасти виновато. К примеру, физрук уволился, потому что не хотел, да и не мог сделать самостоятельно ремонт в спортивном зале.

Надежда Иванова: Проблемным является спортивный зал, который, как отчиталась администрация, был отремонтирован, но ремонта там не было. Стены там ужасные, потолок был не покрашен, а побелен. И на данный момент – уже дети проучились два месяца почти – отсутствует электричество.

В субботу (а этот день в школе учебный) особенно активные родители пришли задать свои вопросы директору. Юрий Бирюков руководит учреждением второй год, но все еще избегает встреч и откровенных разговоров с родителями.

Оксана Юналеева: А почему вы так боитесь родителей? На общешкольном собрании вы закрываетесь ото всех листочком. Вы не хотите никого услышать и не даете нам ответов. Давайте мы будем общаться вот так.

Директор же, пытаясь оправдаться, ссылается на распоряжение вышестоящего начальства, поправки к федеральным законам и недостаточное финансирование. А в том, что родители тратят свои деньги, не видит ничего особенного: это их решение, он их об этом не просил.

Юрий Бирюков, директор средней общеобразовательной школы с. Терновка:Парты все у нас выделены, просто… Вы сами видели, что парты присутствует у нас в школе, все. Родители изъявляют желание, чтобы дети их сидели за современными партами. И это уже их личная инициатива. А так по всем партам, которые есть, у нас в школе есть наличие их.

Дмитрий Лысков: Вот такую картину увидели мои коллеги. Ирина Всеволодовна, вот с чем мы здесь столкнулись? Что здесь не так? Неправильное управление школой? Другие какие-то факторы?

Ирина Абанкина: Вы знаете, сюжет очень правдивый. И большое спасибо родителям, что они очень остро ставят эти вопросы. Действительно, формально директор может сказать, что парты есть.

Дмитрий Лысков: Да, мне очень понравилось, что парты… А они объективно есть, конечно.

Ирина Абанкина: Они объективно есть.

Дмитрий Лысков: Только они стоят с основания этой школы. А так-то они есть.

Ирина Абанкина: Да. И они действительно не соответствуют тем требованиям СанПиНов, которые сейчас есть, в соответствии с возрастом и со всем остальным. В этом смысле получается, что это тот самый принудительный выбор родителей. "Если вы хотите, чтобы в процессе обучения у ребенка не появилось заболеваний, связанных со скелетом, с опорно-двигательной системой, пожалуйста, помогите школе эти парты закупить". Но обязать как бы не могут. Но родители тоже понимают, что они хотят действовать в интересах своих детей.

Поэтому здесь я согласна, что очень трудная ситуация. Видимо, в этом муниципалитете денег на серьезное обновление в соответствие с современными требованиями точно нет, поэтому и привлекают родителей для того, чтобы все-таки соответствовать качеству учебного процесса, не просто жестким требованиям и обязательности, а качеству. И если это делается действительно в диалоге… Ведь родители все равно покупают. И они говорят директору: "Давайте вместе обсудим, выстроим план. Посмотрим, кто может каким образом в этом участвовать, а кто не может. И как тогда сделать, как избежать этого неравенства, обиды, несправедливости, которая звучит в голосах родителей". Я считаю, что это можно сделать, но здесь…

Дмитрий Лысков: Амет Александрович.

Амет Володарский: Вы в начале программы нашей говорили все время: "Кто виноват? Что делать?" – и так далее. У нас все время мы стараемся на что-то жаловаться и кого-то найти одного. Вот мне, честно говоря, жалко…

Дмитрий Лысков: Да нет, ну конечно, жаловаться не стоит. Ну, о чем вы говорите?

Амет Володарский: Мне жалко этого директора. Я уверен…

Ирина Абанкина: Но он мог бы говорить с родителями на самом деле гораздо более открыто и серьезно.

Амет Володарский: Я уверен, что если мы сейчас к тем людям, которые на него сейчас жаловались, придем в подъезд, мы увидим, что в этих подъездах в 90% случаев грязно, лампочка выкручена и так далее. Люди ничего не хотят и все время ждут что-то от государства. В данном случае у них есть возможность на родительском комитете прийти в департамент образования данного района или области и так далее, и сказать: "А сколько выделяется средств и на какие нужды данной школе?" И если выяснится…

Дмитрий Лысков: Вот! Анна Михайловна, а предпринимались ли такие попытки? Сейчас, давайте узнаем.

Амет Володарский: И если выяснится, что этот дядечка вместо парт, которые были заложены, купил себе поездку в Таиланд или Mercedes, то это уже…

Ирина Абанкина: Но этого не видно.

Амет Володарский: Это уже другой вопрос. Поэтому, к сожалению… Кстати, это даже невозможно и непонятно, потому что это государственная школа. Поэтому сюжет, я считаю, сделан немножко некорректно.

Дмитрий Лысков: Подождите, подождите. Амет Александрович, вы же только что сказали, что "если бы люди пришли". А теперь вы говорите, что это юридически непонятно и невозможно, потому что это государственная школа. Так что же им тогда приходить-то?

Амет Володарский: Для того чтобы узнать, сколько выделено средств…

Дмитрий Лысков: Давайте Анну Михайловну…

Амет Володарский: И статья расходов…

Анна Кульчицкая: Дайте, пожалуйста, сказать.

Амет Володарский: Потому что есть понятие "федеральный бюджет" и есть понятие "региональный бюджет".

Дмитрий Лысков: Мы сейчас к бюджетам подойдем, несомненно.

Амет Володарский: И тогда мы поймем, что на что выделяется.

Дмитрий Лысков: Предпринимались ли такие попытки?

Анна Кульчицкая: Вы знаете, я знаю про этот случай в Саратовской области. Я знаю, что такие попытки предпринимались. У него спрашивали, и там был ответ такой, что все было выделено. Но я бы хотела, чтобы мы сейчас…

Дмитрий Лысков: Подождите. А что было выделено, куда выделено?

Анна Кульчицкая: Выделены были деньги на все.

Амет Володарский: И куда они ушли?

Анна Кульчицкая: Куда они ушли? Ответ директор не дает.

Амет Володарский: А, то есть это закрытая информация? Тогда обращаться в прокуратуру.

Анна Кульчицкая: Вы можете посетить сайт этой школы. У нас по закону информационная открытость должна быть, и мы должны видеть.

Виктор Панин: Вот о чем я и хотел сказать.

Дмитрий Лысков: Давайте Анну Михайловну все-таки дослушаем.

Анна Кульчицкая: Там выложено все за 2016 год. За 2017 год выложен отчет в таком виде, что там видно, что ничего не видно, причем буквально. Зайдите на этот сайт, никаких проблем нет, все это могут сделать. Я бы хотела, чтобы мы ушли от проблемы, знаете, "за МКАДом жизни нет", я бы хотела к Москве и к директорам.

Дмитрий Лысков: Анна Михайловна, нет, подождите. Давайте мы все-таки попытаемся понять. Родительский контроль в данном случае сработать, видимо, не может. Так получается?

Виктор Панин: Может.

Дмитрий Лысков: Вот Анна Михайловна говорит, что не работает.

Анна Кульчицкая: Родительский контроль сработать в ряде случаев не может.

Амет Володарский: Подождите. А дальше сайта, слушайте, у нас ног нет, у нас рук нет? Дальше сайта нельзя?

Анна Кульчицкая: Родительский контроль в данном случае сработать не может.

Дмитрий Лысков: Виктор Викторович, вам слово. Концов не найти?

Виктор Панин: Конечно, концы можно найти при желании и при соответствующих каких-то действиях в этом направлении.

Дмитрий Лысков: Вот Амет Александрович предлагает в прокуратуру.

Виктор Панин: В прокуратуру, конечно, в правоохранительные органы. И чем активнее будут родители этими инструментами пользоваться, тем быстрее проблема будет решаться. Вместо этого родители что делают? Они сдают, они собирают, платят. Опять приходят, опять сдают, собирают платят. И так далее. Я возвращаюсь к началу нашей программы. То, о чем собственно я и хотел сказать. Стереотипы очень сильны в обществе: "Мы должны постоянно на что-то сбрасываться в школе". Понимаете?

Поэтому, особенно в регионах, настолько приучили граждан, что они должны руку сразу в карман засовывать, в один или в другой, когда приходят в школу. И они это с удовольствием или не с удовольствием делают. Сейчас не с удовольствием, а раньше больше было удовольствия в этом. Сейчас уже нет удовольствия, потому что понимают, что надо еще детей чем-то кормить, помимо всего прочего.

Анна Кульчицкая: Вы знаете, хотелось бы все-таки вернуться от региона к Москве…

Дмитрий Лысков: Нет-нет-нет, подождите. У нас страна большая, а обсуждать все время именно Москву не стоит, я считаю. Александр Иванович, вот с вашей точки зрения, что мы увидели в этом сюжете?

Александр Руденко: Я думаю, некомпетентность руководителя.

Дмитрий Лысков: Все-таки?

Александр Руденко: Я в общем очень рад за этого директора, что у него есть такие неравнодушные родители. Это такой потенциал, чтобы решить все эти проблемы. Люди готовы вкладывать силы, деньги…

Дмитрий Лысков: Они, по-моему, деньги уже не готовы вкладывать.

Александр Руденко: Нет-нет-нет, минуточку! Вы знаете, у нас родители тоже очень разные, и материальное состояние людей разное. Мы предлагаем. Когда мы говорим о том, что это наша общая проблема… "Муниципалитет может выделить вот эти деньги, вот они в бюджете. Директор их потратил сюда. Но вот эту проблему… Давайте напишем программу на пять лет. Посмотрим, что мы можем сделать. Обратимся к муниципалитету. Что мы можем сделать сами?" Тогда люди, когда видят, что из года в год ситуация улучшается, они готовы. В Дубне я был удивлен, когда к нам приходят руководители крупных градообразующих предприятий. Они сами, увидев эту проблему, предложили свою помощь. И наши школы все имеют шефов, которые им помогают, понимая трудности бюджета.

Дмитрий Лысков: Лидия Николаевна, а ведь в советское время действительно крупные промышленные предприятия шефствовали над школами. Например, над моей школой шефствовал ламповый завод и выделял средства. И благодаря этому были и туристические базы, и инвентарь, и парты были новые, и даже рок-группа репетировала, оборудование было куплено. А сейчас это вообще законно? Почему этого сейчас нет?

Лидия Антонова: Смотрите. Во-первых, это, конечно, есть. Вот на примере нашего директора, потому что это Московская область. У нас действительно очень популярная тема – это шефство над школой. И во многих территориях это закреплено. Вы знаете, когда я сейчас смотрела сюжет, я не только думала об этом директоре, который, конечно… Можно по-разному оценить его поведение, не совсем такое, мягко скажем…

Ирина Абанкина: Дружелюбное, можно сказать.

Лидия Антонова: Да. Но я подумал о том, а кто человек, который возглавляет муниципалитет? Вот он, видя эти стены, какой он сделал вывод? Когда ты идешь во власть на любой уровень, ты должен понимать, что ты должен решить вопросы для людей. Если, например, в муниципалитете (могу согласиться) не хватает средств на то, чтобы за один год сразу всем школам выделить на ремонт – значит, надо собрать родительскую общественность, обговорить вопросы и сделать, правильно, план, по какому этапу, что приоритетно и как мы сделаем.

Дмитрий Лысков: То есть родители от сборов в любом случае не уйдут!

Лидия Антонова: Я сказала не "от сборов", а о мнении родителей.

Виктор Панин: Если бы вы зашли к директор в кабинет, вы бы увидели, что он замечательно отремонтирован и все хорошо. Вот сто процентов, я вам отвечаю.

Лидия Антонова: Понимаете, я не сказала… Потому что на самом деле строят иногда фонтан на большой площади. Я тоже проходила в практике. Я не против фонтана общегородского. Фонтан общегородской должен быть, но не должно быть в той школе, где учатся дети. И этот вопрос решает муниципалитет. Сегодня это как раз кризис управления.

Дмитрий Лысков: Ну, к сожалению, они есть. Амет Александрович, у вас были дополнения?

Амет Володарский: Александр Иванович, по-моему?

Александр Руденко: Да-да.

Амет Володарский: По-моему, он правильно сказал, что это мощный потенциал в сегодняшнее время – общественность родительская. То есть совершенно спокойно действительно можно было консолидироваться и сказать: "Ребята, вот у меня такой бюджет". Он же не закрыт, он должен быть закрыть. "Сегодня я потратил на эту некрасивую синюю краску". И вообще ужасные стены! "Но у меня другого ничего нет. Давайте с вами выйдем в департамент…"

Дмитрий Лысков: "Давайте скинемся".

Амет Володарский: Нет. "Выйдем с предложением в департамент образования, в Министерство образования и так далее, поднимем этот вопрос". Через эти механизмы тоже совершенно спокойно можно действовать. То, что вы говорили по поводу подшефных школ. В советские времена просто, скорее всего, это были… Школы, про которые вы говорили, – эти школы строились как раз этими заводами, фабриками именно под своих служащих, под своих сотрудников. Академические школы при Академии наук, очень много было. Естественно, уже помимо бюджета государственного, районного, муниципального, еще и в бюджете предприятия стояло содержание этой школы. Как правило, это были действительно очень хорошо оснащенные школы. Сегодня, кстати, одна из тем… И закон "Об образовании" позволяет не с родителей брать деньги, а открывать счета для вот таких организаций, которые готовы поддержать свою школу.

Дмитрий Лысков: Ирина Всеволодовна.

Ирина Абанкина: Я хотела бы здесь все-таки тоже добавить. Да, я согласна, что партнерство очень важно. И правильный диалог тоже очень важен. И конечно, директор здесь не демонстрирует дружелюбность и конструктивное отношение. Но на пути и директора стоят препоны, связанные с закупками. И я думаю, что Виктор меня в этом поддержит. И эта ужасная краска наверняка в том числе имеет объяснение с закупками. И мы видим, что там непростая ситуация. Перевод на индивидуального предпринимателя и отказ от организации питания внутри самой школы тому пример. Поэтому здесь у нас очень много препон для эффективного, простого, я бы сказала, участия и бизнеса, и родителей и в школах, и в организации питания, и в ремонтах.

И точно такие же стоят, кстати, у предприятия. А они на какую статью эту помощь отнесут? Сегодня у нас только учебные программы можно отнести на себестоимость, а все остальное – из прибыли. Надо сформировать прибыль, заплатить налог на прибыль и уже потом распределять, в том числе…

Амет Володарский: И мы поэтому предлагаем…

Ирина Абанкина: И получается, что на самом деле мы сами построили немало барьеров для простого взаимодействия. Обходить нам их трудно. Результат обхода виден в цвете этих стен и в формате покраски. В то же время непрозрачность наших отношений сквозь эти барьеры создает, я бы сказала, очень такую неблагоприятную атмосферу. Многие готовы платить, но чувствуют это поборами и принудительностью.

Дмитрий Лысков: Господа, секундочку-секундочку! Я понимаю все, что здесь сейчас звучит. Это, конечно, замечательно, что только через взаимодействие и гражданскую самоорганизацию, получается, мы можем навести порядок в этой сфере. Вот только, Анна Михайловна, не напоминает ли это, что спасение образования – дело рук окружающих, перефразируя фразу "спасение утопающих – дело рук самих утопающих"?

Анна Кульчицкая: Вы понимаете, к сожалению, сейчас спасение образования только в руках родителей осталось, потому что у нас нет образования, а у нас есть эффективный менеджмент. У нас нет детей в этой системе образования. Никто не сказал ничего про детей. А мы как родители, я как педагог хотела бы, чтобы в системе образования были дети. У нас директоров всех сделали эффективными менеджерами. У нас все поставлено на то, сколько заработал, сколько получил субсидий, куда отправил.

У нас все директора, все школы по всем регионам Российской Федерации прикрываются статьей закона "Об образовании", что школа обладает автономией и может решать, как ей развиваться. Но это нужно было сделать… Эта статья хороша, если ты делаешь это в интересах детей. Если же идет в интересах распределения финансирования, распределения между аутсорсинговыми компаниями, которые у нас якобы выигрывают честные государственные торги, в том числе и питание, то у нас все это вырождается именно в дележку денег, и про детей все забывают. Это в любом регионе.

Обратите внимание – в Москве Центр образования на проспекте Вернадского, директор Котягин Александр прямым текстом говорил нашим родителям, которые к нему пришли: "Мне Путин, – извините, это орфография, то есть это полностью цитата самого директора, извините, – мне Путин сказал, что у учителя должна зарплата быть выше. Я эту зарплату с чего буду поднимать? Вы будете за это платить, – говорит он родителям в частной беседе в своем кабинете, – вы за счет допобразования. И оно будет у меня платное, и как можно более платное". Школа 2097 Северно-Западного округа Москвы…

Дмитрий Лысков: Анна Михайловна, вы же отдаете себе отчет, что вы сейчас цитируете своими словами…

Анна Кульчицкая: Я цитирую.

Амет Володарский: Это же Майские наказы президента. А как ему их выполнить, если и денег при этом не дают?

Анна Кульчицкая: Он говорит: "Вы будете платить, – он говорит. – За счет родителей".

Амет Володарский: Я думаю, это была ирония.

Анна Кульчицкая: Нет, это была не ирония. Это был разговор…

Дмитрий Лысков: Господа, я предлагаю все-таки в действительности… вот на таком уровне третьих лиц не стоит обсуждать в этой студии, потому что они не имеют права и возможности ответа.

Анна Кульчицкая: Хорошо.

Дмитрий Лысков: И это не совсем корректно с нашей стороны. Лидия Николаевна, у меня к вам вот какой вопрос. Министр образования Ольга Васильева не так давно заявила, что школы финансируются в полном объеме, и именно поэтому поборы недопустимы. Тогда я не понимаю, а каким же образом школы не получают этих денег? Объясните схему. У нас есть федеральный бюджет, который выделяет деньги на образование. Школы финансируются, в том числе и субъектом федерации, и муниципалитетом. Вот как идут эти деньги? И на каком тогда, если угодно, этапе возникает эта самая проблема?

Лидия Антонова: Первое. Я думаю, что Ольга Юрьевна имела в виду, что они финансируются в полном объеме, в той сумме, которая предусмотрена в бюджете. Потому что, я еще раз говорю (и мои коллеги согласятся), мы всегда хотим больше и больше денег.

Дмитрий Лысков: Ну, кто же не хочет?

Лидия Антонова: И по последним отчетам, эксперты считают, что где-то 30% как минимум – это нехватка в системе образования. Я еще раз говорю: мы живем пот ем средствам, которые мы умеем зарабатывать в экономике нашей страны. И все признали сегодня, что школа живет все равно в любом случае лучше, чем она жила в 90-е годы. Хотя сегодня, да, еще вот такие школы есть. Поэтому сегодня мы знаем, что вопросы заработной платы, вопросы выполнения стандарта – это ответственность региона. Вопросы содержания учебного заведения – это вопросы муниципалитета. Вот почему я вспомнила о главе того поселения, которое показали.

Дмитрий Лысков: То есть до муниципалитета это не доходит? У муниципалитета нет этих денег? Поясните ситуацию, почему у нас…

Лидия Антонова: Вопрос в том, что у нас система управления неэффективна в чем? Она зависит от того человека, кто распределяет средства. Кстати, мы говорили о депутатах. Вот депутаты в первую очередь должны ставить вопрос о приоритетности. Да, у нас могут быть в одном и том же поселении проблемы и больницы, поликлиники, и детского сада, и школы. Но мы должны понимать, что в течение пяти лет, трех лет мы самые острые вопросы закроем. Московская область – это регион, где нет нефти и газа. У нас есть наше население, которое обладает потенциалом. Однако без нефти и газа у нас бюджет. Вы знаете, мы доноры. И мы находим возможности учебники дать бесплатно. Помимо тех стандартов, которые все выполняют, я уже называла внеурочную деятельность…

Дмитрий Лысков: Подождите, подождите, подождите. А разве вы не обязаны дать учебники бесплатно, а находите возможность дать учебник бесплатно?

Лидия Антонова: Я имею в виду, что мы выполняем. Может быть, я не совсем правильно сказала. Мы выполняем закон.

Дмитрий Лысков: Это вообще серьезная такая оговорка-то. Я аж вздрогнул!

Лидия Антонова: Извините. Может быть, я так сказала. Вы знаете, я хочу сказать, как тратятся средства и как они теряются. Есть экспертная оценка, что порядка 20% средств теряются, идя по этой вертикали. Поэтому точка зрения, что когда мы потеряли соучредительство в школах, действительно мы потеряли возможность притока частного капитала. Многие инвесторы, например, говорят (вот о чем вы сегодня говорили), что нет возможности вкладывать средства, потому что есть много препон.

В принципе, я думаю, еще очень важно, что, к сожалению, сегодня директор школы… Ну, я не знаю, почему-то априори все считают, что он должен украсть, хотя я с этим не согласна. Все-таки в основном работники образования – честные люди. Директора школы действительно и 44-й закон, и многие позиции сегодня его самостоятельность обрезают. Директор школы… Я помню своих директоров школ. Они мне говорили: "Лидия Николаевна, отпустите с совещания. В соседнем районе дешевле семена для огорода. Куплю, я вернусь быстро и сделаю". Понимаете? Нам надо дать возможность почувствовать в образовании самостоятельность.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Амет Александрович, вот смотрите – родители и школа, совместные действия, возможностей инвестиций для школ, все прекрасно. Но при этом, как мы только что услышали, 30% средств теряются в этой вертикали, пока доходят до школы. Да бог с ними, с инвестициями!

Амет Володарский: Там больше даже теряется.

Дмитрий Лысков: Дайте эти 30% средств школам.

Амет Володарский: Там больше даже теряется. Просто мы не первый раз встречаемся в этой студии и об этом говорим.

Дмитрий Лысков: А где они теряются?

Амет Володарский: Есть корневая проблема, она системная. Мы опять… У нас появились деньги в нулевые годы. И мы, просто ошарашенные этим высоким уровнем нефтедолларов, бухнули просто в строительство новых школ. Это, конечно, хорошо. Но количество бассейнов, спортивных залов, этажей в школе и количество таких-то и таких-то парт… Кстати, я раду примера хочу сказать: посмотрите дорогущие школы, там не самые лучшие ЕГЭ. Нам эти деньги, хотя бы част этих денег нам нужно было финансировать в развитие педагогического образования. Это первое.

Второе – улучшение самого определения статуса педагога. Сегодня до сих пор в педвузы идут вузы, которые недобрали ЕГЭ где-то в инженерные, в медицинские и так далее, и так далее. А многие из них просто от безвыходности идут в педагогические. У нас была задача в свое время, вот тогда, в нулевые, просто сделать серьезный отбор в педвузы страны. И я вас уверяю – сегодня мы бы получили совершенно другой класс…

Виктор Панин: А какое отношение к поборам это имеет?

Амет Володарский: Мы же говорим о качестве образования? Мы сегодня получили бы совершенно другой класс преподавателей.

Дмитрий Лысков: Амет Александрович, а ведь справедливый вопрос.

Амет Володарский: А теперь – вопрос поборов.

Дмитрий Лысков: Где 30% эти зависают?

Амет Володарский: Сейчас, секундочку.

Дмитрий Лысков: Куда они уходят?

Амет Володарский: Я просто хочу сказать, что эти преподаватели…

Ирина Абанкина: А вот эти бассейны, о которых вы говорите. Я что-то в этой школе бассейна не видела.

Амет Володарский: Я хочу сказать, что у нас родители никогда бы не обратили внимания сегодня на то, что у них попросили денег на краску, сброситься на цветок перед школой и так далее, если бы они были вообще довольны образованием. Понимаете? Сегодня…

Дмитрий Лысков: Амет Александрович, вы извините, но я посмотрел на школу из сюжета. Ну, какое там довольство образованием, когда в спортивном зале стены обваливаются и света нет? Александр Иванович…

Амет Володарский: Послушайте. Если бы они выигрывали международные олимпиады, я уверен…

Дмитрий Лысков: Я думаю – да. Я думаю – да.

Амет Володарский: Потому что пошли бы туда другие…

Дмитрий Лысков: Нет, я думаю, вряд ли можно было бы выигрывать олимпиады, не имея света в спортивном зале все-таки. Александр Иванович, если бы (вот чтобы я понял и телезрители наши поняли) к бюджету вашей школы добавились те самые 30, а то и больше процентов средств, которые где-то таинственным образом зависают, что бы вы могли сделать на эти средства?

Александр Руденко: Вы знаете, сделать было бы много можно. Но я думаю, что все это от недоверия нашим директорам. Понимаете, эти конкурсы, эти процедуры…

Дмитрий Лысков: Средства зависают?

Александр Руденко: Конечно, да. Ну, они же не приходят напрямую к нам, они приходят опосредованно. Всякие конкурсы консолидированные, которые происходят.

Виктор Панин: А вот здесь поддержу, да.

Александр Руденко: И не всегда мы видим даже, что эти конкурсы приводят к эффективности, что цена того, что мы закупаем, дешевле, чем даже в розницу. То есть это все по-разному. Если говорить о директоре, то мы еще очень несамостоятельные. И конечно же, от нас требуют все эти управленческие решения, менеджмент, чтобы мы все это понимали. И до всего директор дойдет. Директор, который показан – это человек, который занимает не свое место, вот просто не свое место. И это откровенно я вам говорю со своим 30-летним опытом директорства. Поэтому 30% теряются из-за того, что мы просто не верим нашим директорам.

Дмитрий Лысков: Ирина Всеволодовна, вот министр образования предложила, например, отказаться просто от муниципальной компоненты в финансировании образовательных учреждений. Может быть, это спасет?

Ирина Абанкина: Сомневаюсь. Я сомневаюсь, что это спасет, потому что на муниципалитетах все вопросы собственности, они сегодня подчинены именно муниципалитетам. Передача собственности – вопрос сложнейший. Более того, с регионального уровня подписать несколько сот государственных заданий и проследить их выполнение и прозрачное расходование средств практически невозможно. Муниципалитеты играют ключевую роль в организации образования. И нет смысла, наверное…

Дмитрий Лысков: Я боюсь, конечно, спросить: а в централизованной советской системе-то как обходились без этого важного, но столь необходимого уровня?

Виктор Панин: РОНО.

Ирина Абанкина: Да, все деньги распределяло РОНО.

Дмитрий Лысков: Так, может быть, и создать такую систему обратно, и все?

Лидия Антонова: И получал их директор, который распределял все это.

Дмитрий Лысков: И получал директор. В чем проблема-то? Восстановить зарекомендовавшую себя систему.

Ирина Абанкина: Она на самом деле практически сейчас восстановлена. РОНО было на уровне районов (то, что у нас сейчас именно муниципалитеты), но никогда не было на уровне области. На уровне области тоже было, но содержанием школ и финансированием не занималось.

Дмитрий Лысков: Там другая структура подчинения была – вертикальная. А здесь отдельные…

Ирина Абанкина: Она была вертикальная и она была централизованная. У нас школы в советские времена юридическими лицами не были и самостоятельностью никакой не обладали, абсолютно никакой. Финансирование школы исключительно из РОНО осуществлялось, а директор следил за учебным процессом. И централизованная бухгалтерия не вела отдельного учета по этим самым… Единая ведомость на все школы по зарплате, единая очередь на капремонт. Поэтому восстановить советскую систему в нынешних условиях нецелесообразно.

Передать все на уровень регионов? Я тоже не считаю целесообразным. А вот вводить прозрачные правила, действительно прозрачные и всеми согласованные, абсолютно необходимо. Знаете, меня поразило… Можно к этому по-разному относиться, но в Германии букет педагогу не может превышать 15 евро. Если он… Со сборов родителей, от чистого сердца, что называется, но не больше 15 евро. Если он 25 евро, учитель возвращает родителям этот букет. Он обязан вернуть.

Виктор Панин: Ну, что вы? У нас учителя возмущаются. Вот недавно учителя одного уволили, маленький подарок ей преподнесли.

Ирина Абанкина: Только что мы видели, что 1 сентября наши школы превращаются просто в магазины цветочные.

Виктор Панин: Верно.

Ирина Абанкина: И на самом деле вот эта неурегулированность… Нам кажется, что демократическое общество не регулирует эти вопросы. Очень четко и очень внятно. И каждый знает, что он может себе позволить. И это не выходит за ту самую добровольность, пожертвования, о которых мы говорим, не превращается в принудительность и поборы. А у нас эти грани не проговорены и не установлены.

Дмитрий Лысков: Вы знаете, мне кажется очень странной ситуация, когда вообще в принципе регламентируется размер букета для педагога. Это, по-моему, уже излишняя регламентация. Сроду у нас это не регламентировалось. И в общем-то, я не могу сказать, что было совсем уж все плохо в образовании.

Ирина Абанкина: Я не говорю, что нам надо обязательно перенимать этот опыт. Я говорю о том, что тем не менее есть прозрачные правила, известные всем.

Анна Кульчицкая: Вы знаете, я бы хотела…

Дмитрий Лысков: Анна Михайловна, прошу вас.

Анна Кульчицкая: Есть правила… Вы знаете, мы как родители за учительницу, которая учит наших детей и любит наших детей, и за директора, который действительно думает об образовании, а не о том, сколько стоит и какие окна, последнее с себя снимем, все свои загашники достанем и отдадим.

Ирина Абанкина: А потом напишете в прокуратуру.

Анна Кульчицкая: За хорошие учебники мы отдадим все. И ремонт родители в этой саратовской школе в своем классе делают каждый год, чтобы школу приняли к следующему году. Я это знаю лично.

Дмитрий Лысков: Если я правильно понимаю все-таки, у нас сейчас министр образования призвала к созданию вертикали, той самой вертикали, которая, может быть, аналогична советской, а может быть, нет. С вашей точки зрения, это решит проблему? Или это действительно невероятно и невозможно?

Виктор Панин: Я думаю, задача у министерства сейчас стоит очень сложная, безусловно, и они ее понимают – понимают с точки зрения эффективности расходования денежных средств, которая на сегодняшний день крайне низкая. Вот приводил коллега пример относительно учебников английского языка. Ну, например, на конкретном примере. Бюджетные средства действительно выделяются, скажем, в Москве на закупку учебников английского языка, издательство "Просвещение". И эти учебники на сегодняшний день менее эффективны, с точки зрения образовательных технологий, нежели другие, которые писали авторы иностранные, и они достаточно давно используются.

Но что происходит в школе? Учебники закуплены. Их вроде как раздали. Но они лежат мертвым грузом, потому что, скажем, в той школе, которая эффективно готовит детей по направлению "Иностранный язык", родителям говорят: "Хорошо, вы можете учиться по этим учебникам, но результата не будет".

Дмитрий Лысков: "Но учить мы будем по тем учебникам".

Виктор Панин: "Либо вы по этим учебникам, и вы их закупаете сами – и тогда будет результат". Естественно, все закупают. То есть вот здесь вопрос эффективности расходования денежных средств, скажем, на учебники или на учебные пособия, в общем-то, на поверхности. Согласны, да?

Дмитрий Лысков: Он, в принципе, да…

Виктор Панин: И таких вопросов очень много. Это к вопросу о самостоятельности директора.

Дмитрий Лысков: Лидия Николаевна, то есть получается, что административная вертикаль, если угодно, такие проблемы решить в принципе не способна?

Лидия Антонова: Ну, в полном объеме, конечно, не способна. Но могу сказать, что… Знаете, сегодня все уважаемые эксперты, и у каждого своя точка зрения. Сухомлинский, наш один выдающийся, один из выдающихся педагогов, он говорил: "Как в капле воды отражается солнце, так отражается в глазах детей нравственность и чистота родителей".

Я хочу сказать, что в образовании (мы обсуждаем сегодня одну из тем) отражаются и все плюсы нашего времени, и все риски нашего времени. Не бывает только одной черной краски. Вот в чем необходимо централизовать, вернее, усиливать централизацию? То, что содержание образования, да, оно должно быть таким, которое отвечает… И в зависимости от того, в каком ты регионе живешь – в северном, или в центральном, или в южном.

Кадры. Должны быть кадры профессиональные, не только и не сколько менеджеры, а профессиональные кадры. И назначение этих кадров должно быть в ведении в том числе Министерства образования России. Потому что часто с ним даже не советуются, а кто будет на какой ступени отвечать за работу в школе. И конечно, вопросы подготовки учителя, о чем сегодня очень коротко говорили, и вопросы повышения квалификации учителя.

Вот основные темы сегодня. И если мы ими будем заниматься в полном объеме и правильно, системно, у нас не будет вопросов, связанных с этим очень плохим для сердца учителя словом – поборы в школах. Потому что изначально не будет как таковых… Они будут, но они не будут поборами, потому что всегда все хотят помочь той школе, которую любят.

Дмитрий Лысков: Вот это очень важный вопрос. Амет Александрович, смотрите. Новый министр образования провозгласила в целом реформу школы: и отказ от школы как сферы услуг, и сейчас звучат слова о создании вертикали. Это достаточно комплексный подход, достаточно широкие реформы. Правда, я столько раз слышал слово "реформы", что я уже вздрагиваю и просто боюсь этого слова. С вашей точки зрения, действительно это поможет? Прокомментируйте те усилия, которые предпринимаются. Может быть, мы действительно не услышим больше этого слова "поборы"?

Амет Володарский: Мы об этом тоже давно говорили. Первые реформы образования начались в перестройку. Честно говоря, я сам перепрыгивал с девятого в одиннадцатый класс. И до сих пор не понял, хотя я и эксперт в образовании, зачем мы прыгали. И мы ни одну реформу до конца не доводили. И непонятно, почему не доводим… Вернее, понятно, почему не доводим – потому что мы, к сожалению, не можем для себя понять, что такое школе для нас, для нашего общества.

На мой взгляд, школа – это в первую очередь организация, которая дает знания, дает образование и некое воспитание вместе с семьей. Образование – это, в общем, локомотив общества, именно локомотив. Поэтому цели образовательного учреждения, школы, каждые пять-семь лет должны меняться с учетом развития, с учетом развития общества, с учетом развития прогресса и так далее.

И мне кажется, что пока мы не поймем, что мы хотим на выпуске от ребенка, нас будет все время кидать в разные стороны и в разные реформы. Мне кажется, что надо вернуться к вопросу повышения квалификации и статуса учителей на уровне педвузов. И дальше, поверьте, все вопросы будут решены. И никто не будет жаловаться на то, что пришел сам, помог покрасить школу, а завтра потом приходит на завалинке и жалуется, что это поборы.

Дмитрий Лысков: Между прочим, это справедливо. Ведь мы оставались в школе после уроков и общались с учителями, с педагогами, которые нас вели. И сами ведь затаскивали родителей, чтобы они помогли отремонтировать класс. И нам это было комфортно. Это не вызывало у нас – у моего поколения, у моего класса – никаких негативных эмоций. Напротив, это было вполне естественно.

Александр Иванович, чего вы ждете в первую очередь от этой реформы? Вот какие у вас чаяния как у действующего директора школы?

Александр Руденко: Вы знаете, я надеюсь, что нам поверят, директорам. Я сейчас удивлен. Вы мне рассказываете про эти случаи. Я знаю, наверное, тысячу директоров, по крайней мере в Московской области. Я вообще с этими случаями не сталкиваюсь. Я не вижу этих людей. Это есть единицы. В основном это очень добросовестные, переживающие за детей наших директора. Другое дело, что нам не доверяют ни в хозяйственных вопросах, ни в вопросах вообще руководства. Мы все время ограничены. Дайте нам свободу. Дайте нам возможность свободно руководить. У нас много талантливых директоров.

Амет Володарский: Школа должна быть автономной в прямом смысле слова.

Александр Руденко: Конечно, наверное, как и в каждой профессии есть какой-то негатив.

Амет Володарский: Совершенно правильно, золотые слова!

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. И вот на этой фразе о свободе я и вынужден заканчивать нашу сегодняшнюю дискуссию, которая была жаркой. Мы обсудили многие аспекты этой проблемы, которая сейчас звучит на высшем уровне, а именно – поборы в школе. Естественно, разговор не мог ограничиться только финансовыми вопросами, мы коснулись и проблем образования в целом. Огромное спасибо уважаемым экспертам за этот содержательный разговор!

источник

Tags: Война с образованиемобразованиеШкольные поборы. Социальная войнаРВС
Категории: РВС

Кто на Южном Урале открыто занимается растлением несовершеннолетних?

РВС - ср, 25/10/2017 - 20:47


В российском обществе продолжает остро стоять проблема заболеваемости ВИЧ/СПИД-ом, в том числе среди подростков. Челябинская область вошла в список регионов с наибольшим количеством ВИЧ-инфицированных подростков 15-17 лет. Основная причина заражения ВИЧ среди подростков - незащищенные половые контакты с ВИЧ-инфицированным партнером. По данным Роспотребнадзора, наша область занимает 11 место по заболеваемости ВИЧ среди всех регионов РФ.

На региональной пресс-конференции в АиФ «Кто на Южном Урале открыто занимается растлением несовершеннолетних?» обсудили, как в Челябинске организацией МБУ ЦПС «Компас» проводилась профилактическая работа с подростками по снижению рисков заражения ВИЧ-инфекцией. О ее результатах, о нынешней ситуации с ВИЧ-инфекцией на Южном Урале, о грубой лжи чиновников, о том, как развивались события и что имеется на данный момент - в видео под катом.
Екатерина Забачева, руководитель регионального отделения РВС: «Мы представляем мнение общественности. В силу сложившихся обстоятельств понимаем, что данная тема должна находиться в поле зрения нас общественников, потому что, к сожалению, порой процесс идет не в ту сторону и часто реальные дела противоречат тому, что запланировано изначально».
 

Общественница рассказала, что программа «Базовые знания профилактики ВИЧ-инфекции», реализуемая на территории Челябинска среди старшеклассников была признанна Роскомнадзором. нарушающей Федеральный закон ФЗ-436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Выявлено, что программа эксплуатирует интерес к сексу, и способствует формированию асоциальных форм поведения. Также анализ программы показал, что содержание уроков способно вызвать у подростков тревожные и депрессивные эмоциональные состояния. Были представлены статистика и динамика заболеваемости в Челябинской области и в соседней Свердловской, где - со слов начальника Управления по делам молодежи Сергея Авдеева - ситуация якобы в полтора раза хуже, чем на Южном Урале. Согласно официальным данным Роспотребнадзора, Свердловская область занимает 15 место по заболеваемости в стране, а за последние три года рост заболеваемости ВИЧ-инфекцией на Южном Урале превысил показатели соседей больше чем в три раза.

Читайте также: В Челябинске отказались от тренингов «Компаса» по профилактике ВИЧ Tags: война с культуройВойна с образованиемвоспитаниеИнформационная безопасность детейобразованиеОбщественникиРВСсекспросветКатегория: ОбразованиеРегион: Челябинская область
Категории: РВС

К обязанностям классного руководителя добавилась еще одна — слежка за учениками

РВС - ср, 25/10/2017 - 16:41

В московской школе № 2120 учителей обязали следить за своими учениками в социальных сетях. Объяснение крайне размытое: «профилактика негативных явлений». Наш корреспондент поговорил с преподавателями из этой школы и выяснил, как они относятся к новой инициативе властей, зачем и кому необходимы такие меры, а также чем они вредны.

«ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Классным руководителям:

1.1 считать, что предупреждение вовлечения несовершеннолетних в неформальные объединения — приоритетная задача профилактики негативных проявлений. В рамках данной профилактической работы руководствоваться Алгоритмом проведения мониторинга социальных сетей по выявлению фактов вовлечения несовершеннолетних в деятельность асоциальных сообществ».

В переводе с чиновничьего языка на человеческий это означает, что в столичной школе № 2120 классные руководители отныне обязаны следить за своими учениками в социальных сетях. Приказ под красивым номером 100-О (его копия есть в распоряжении редакции «ТД»), который это регламентирует, вышел 17 октября этого года. А его напечатанная версия, которую должны прочитать и подписать учителя, появилась лишь вчера — 23 октября.

Корреспондент «Таких Дел» поговорил с двумя классными руководителями из школы № 2120 – Анной и Ириной (имена изменены по их просьбе). Они рассказали, что впервые об этом приказе стало известно еще в начале месяца, 2 октября, когда состоялась встреча с юристом (не школьным, вероятно из Департамента образования. — Прим. «ТД»).

Пока неизвестно, распространяется ли эта практика на остальные школы и иные учебные заведения Москвы и другие субъекты страны. Но проект постановления «Об антитеррористической защищенности организаций, осуществляющих образовательную деятельность» был опубликован еще в апреле 2014 года. Уже три года назад Министерство образования и науки РФ предложило образовательным учреждениям следить за интернет-активностью преподавателей и учеников и анализировать их персональные сайты и страницы в сети. Тогда это преподносилось как защита от террористической угрозы, сейчас — как профилактика асоциальной деятельности. Формулировки разные, метод один — слежка.

Загадочный «Алгоритм»

По словам Анны и Ирины, руководство школы сообщило преподавателям, что теперь их обязанностью, которую обещали прописать даже в рабочем договоре, будет ведение «профилактического мониторинга» активности их учеников во всех популярных социальных сетях: «ВКонтакте», Facebook, Instagram, «Одноклассники». Классные руководители будут отслеживать: в какие группы вступают учащиеся, что они вывешивают на своих стенах, кого добавляют в друзья. Что должны делать учителя, если ученик, например, вступил в закрытую группу или секретный чат, неизвестно. Вдобавок с «Алгоритмом проведения мониторинга» их пока никто не ознакомил. Вообще сейчас вопросов существенно больше, чем ответов.

«Их не волнует, как мы будем это делать. Приказ разрабатывали люди, которые не в курсе, как все происходит, — говорит Анна. — Ведь те же группы могут носить одно название, а суть иметь другую. Допустим, вступил ребенок в группу, где фанатеют и практикуют удушения, а она называется «Ромашка». Учитель и не знает, что в ней происходит. Если ребенок случайно задушит себя, то виноват в конечном счете будет классный руководитель, потому что должен был проконтролировать».

«Подразумевается, что ежедневно какое-то количество времени мы должны это делать, — размышляет Ирина. — Может быть, с помощью какой-то программы. Если что-то показалось подозрительным, то, наверное, нужно в первую очередь сообщать родителям, потом соцпедагогам. Может быть, под подпись, что родитель предупрежден, то есть переложить информацию и ответственность на плечи родителей. Но это мое личное мнение».

Из учителей сделать стрелочников

Анна рассказывает, что пока преподаватели к нововведениям относятся негативно, думают о последствиях, в том числе возмущаются, что будут тратить свое время.

«На мой взгляд, власть просто хочет найти стрелочника, — продолжает преподаватель. — Она не может обеспечить нормальный уровень жизни, нормальную занятость молодежи, нормальную детскую среду, видит в интернете угрозу и не хочет нести ответственность за любые последствия — нужно просто свалить на кого-то вину. И почему мы должны вторгаться в частную жизнь школьников? У них должно быть где-то свободное место».

Анна ничего ранее не слышала о подобной практике в школах, но полагает, что этот приказ может быть во всех российских школах, и связывает это с громкими историями «групп смерти» и «синих китов».

Так как в приказе нет указаний, с какого возраста учащихся нужно начинать следить за ними, то можно предположить, что классных руководителей всех возрастов заставят стать коллективным «Большим Братом».

Анна настроена против тотального контроля. Она не хочет в нем участвовать и считает его «глупостью». На данный момент неизвестно, какие санкции могут применять к классным руководителям за неподписание документа.

«Я выявила, что ученик вступил в какую-то подозрительную группу, и что дальше? — недоумевает она. — Я должна его напрямую об этом спрашивать? Кому сообщать: социальному педагогу, родителям? А дальше? Все остается на совести родителей? Какая дальнейшая профилактическая работа? А если это ложная тревога, то все — ребенок уже потерял ко мне доверие как к классному руководителю, потому что влезла не в свое дело. Дети не дураки — если они будут знать, что за ними следят, то группы будут лучше прятаться, носить ложные названия, могут выработать язык, который понятен только молодежи. Дело же не в интернете. Если ребенок с расшатанной нервной системой, неуверенный в себе и, что называется, «проблемный», то угроза в его внутреннем мире. Не интернет, так что-то другое может стать угрозой страшных событий».

Ирина также пока не знает, как это все будет происходить. «Я хочу сначала выяснить все детали, — добавляет она. — Не хочу в этом участвовать. Пока не говорили, что будет, если кто-то откажется подписывать документ, но подразумевается всеобщее порицание. Никто так еще не делал, никто не шел против. Все обычно со всем соглашаются».

Она считает, что слежка в соцсетях — не сфера деятельности классного руководителя. «Если учитель будет следить за ребенком и после школы, то о какой личной жизни учителя будет идти речь? У учителя около 30 детей в классе, после работы он должен прийти домой и еще следить за этим маленьким сообществом? Не родитель, а учитель почему-то! Очень странно переданы полномочия. Воспитанием ребенка должны заниматься родители, а не учителя. Учитель все-таки учит в школе, и этого достаточно. [С точки зрения чиновников] получается, что нет никакого иного выхода, кроме слежки. Не работает система воспитания ребенка. Подразумевается, что родители не умеют воспитывать собственных детей в этом большом потоке информации».

Повозмущаются и смирятся

Ирина говорит: «Только когда у нас что-то загорелось, начинаем работать с пожарной безопасностью по всей стране. Только после того, как ученик расстрелял людей в школе, начинается работа с безопасностью. То же самое и с «группами смерти». Получается, что существующая школьная модель воспитания не приводит ни к чему хорошему. Модель, когда дети обучаются в переполненных классах, когда не хватает личного контакта [с учителем]. Ребенок иногда не может подойти к учителю, рассказать что-то, раскрыться, нет той теплоты общения».

Анна называет приказ «бесполезным», но думает, что «все учительское сообщество погудит, повозмущается, но смирится. Потому что у него такой менталитет — они все проглатывают».

«Слежка не решает проблему, — убеждена классный руководитель. – Они [власти] прекрасно знают, что в воспитание детей ничего не вкладывают, не занимаются формированием личности, нет никакой государственной политики [в этом направлении]. А так как не уверены в личностях, которых растят, то решают тупо контролировать. На мой взгляд, наше образование — одна большая проблема».

Редакция «Таких Дел» отправила запрос по поводу Приказа №100-О в пресс-службу Департамента образования города Москвы, но ответ пока не получен. Замдиректора школы 2120 по воспитательной работе отказалась комментировать распоряжение, сославшись на то, что это закрытая информация.

Комментарий

Преподаватель подчеркивает, что отсутствие воспитания не может быть заменено тотальным контролем, однако не делает акцента на причинах этой проблемы.

При усилении школьного патриотического воспитания у государства по-прежнему отсутствует образ будущего, который можно было бы передать детям. Будущее способна сформировать только идеология, на явное формулирование которой существует конституционный запрет.  В этих условиях представление о будущем в хорошем случае формируется стихийно в виде надежды на "нормальную жизнь", однако все более частым явлением становится воспитание школьников на разнообразных деструктивных мифах. И учителям оказывается нечего противопоставить воздействию интернета, сколь бы внимательно они ни следили за своими учениками.  

Необходимо признать, что воспитательной системы в школе фактически нет, а ее остатки просто не в состоянии подобраться к данной проблеме. Учителя могут в сложившейся ситуации только возмутиться отсутствием возможности вести подобную работу - на это нет ни времени, ни сил, ни материального, ни финансового обеспечения. 

Источник новости.

Теги: Война с образованиемвойна с культуройвоспитаниеобразованиеРегион: Москва
Категории: РВС

Президент Латвии: русские школы переведут на латышский язык

РВС - ср, 25/10/2017 - 14:03

Перевод русских школ на латышский язык будет постепенным, заявил президент Латвии Раймонд Вейонис 24 октября, сообщает ИА Красная весна.

В эфире радиостанции Latvijas Radio президент Вейонис в ответ на акции протеста против реформы образования заявил о необходимости перевода всех школ в Латвии на латышский язык. «Мы должны к этому идти», — считает президент, по его мнению после 25 лет независимости это является логичным. Он добавил, что «если ввести это здесь и сейчас, могут возникнуть проблемы с учителями».

Напомним, что 6 октября министр образования Латвии Карлис Шадурскис заявил, что в 2020 году все школы нацменьшинств должны быть переведены полностью на латышский язык обучения.

Это вызвало возмущение русских, живущих в Латвии. По данным за 2015 год таковых в стране более четверти населения.

23 октября «Русским союзом Латвии» в Риге у здания Министерства образования Латвии была организована акция протеста против данной реформы. В акции приняло участие более трех тысяч человек.

Теги: война с культуройВойна с образованиемНовости зарубежьяДерусификация
Категории: РВС

Минтруда и соцзащиты скорректирует статус «ребенок-инвалид»

РВС - ср, 25/10/2017 - 10:18

Новую методику присвоения детям статуса «инвалид» планирует внедрить Министерство труда и социальной защиты РФ в 2019, заявил глава ведомства Максим Топилин 24 октября в ходе рабочего визита в Курск, сообщает ИА Красная весна.

В Воронежской и Смоленской областях проходит апробацию новая методика оценки статуса «ребенок-инвалид». По ее результатам скорректируют подходы к присвоению данного статуса. В следующем году с опорой на общественные организации апробация пройдет на всей территории страны пояснил Максим Топилин.

«Мы исходим из того, чтобы сделать все эти способы более комфортными, понятнее для людей, семей с детьми. У нас очень часто воспринимают инвалидность как возможность доступа к каким-то социальным благам. Мне кажется, что, если, например, у ребенка есть какие-то отклонения, совершенно не обязательно это должно вести к инвалидизации», — добавил министр.

Максим Топилин считает, что необходимо обращать внимание не на статусы, а «нормально оказывать медицинскую помощь, социальную помощь».

Напомним, в 2012 году Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон «О ратификации Конвенции о правах инвалидов». В справке к которому сказано: «К числу общих обязательств государств-участников Конвенция, в частности, относит: принятие всех надлежащих законодательных, административных и иных мер для осуществления прав инвалидов; отмену существующих законов, постановлений, обычаев и устоев, которые являются по отношению к инвалидам дискриминационными».

Самой Конвенцией предусматривается, обеспечение достаточного жизненного уровня инвалидов и их социальной защиты, к которым могут быть отнесены, например, обучение инвалидов в системе общего образования. Полученная в наследство советская система работы с инвалидами предусматривала их обучение в коррекционных школах 1–8 вида, с адаптированной учебной программой под соотвтетствующий вид инвалидности ребенка. На данный момент система коррекционных школ демонтируется, учебные заведения закрываются, уникальные коллективы распускают, а имущество распределяется на другие нужды.

Комментарий редакции

Ратифицированная конвениция по правам инвалидов неразрывно связана с внедрением инклюзивного образования. Смысл его заключается в совместном обучении детей-инвалидов и здоровых детей. Авторам проекта необходимо под предлогом ущемления прав инвалидов поместить их в общеобразовательный класс. Тем самым возникнет ситуация, при которой учитель будет обязан на одном уроке давать одинаковый учебный метериал детям с разным восприятием. Слепой, глухой или ребенок с задержками в развитии интеллекта не сможет осваивать материал наравне со здоровым ребенком. Что, как минимум, затрудняет социализацию ребенка, а в большинстве случаев приводит к конфликтным ситуациям между детьми. При этом ребенка-инвалида лишают квалифицированной помощи педагогов-корректоров, с помощью которых, он мог преодолеть ограничения инвалидности.

Для внедрения чуждых российскому обществу подходов к обучению инвалидов целенаправленно размывается само понятие «ребенок-инвалид» попытками замены его на «ребенок с особенностями развития». Когда родителям сообщают, что в одном классе с их детьми будет учится «ребенок с особенностями развития», это вызывает меньшее сопротивление. Обращает на себя внимание и тот факт, что чиновники в обиходе уже практически не используют понятие «инвалид», настал черед исключить его из официальных документов.

При отказе от инвалидизации есть риск того, что таким детям не будет оказан тот объем помощи, который предусмотрен действующим законодательством.

Теги: ИнклюзияЗдравоохранениеВойна с образованиемобразование
Категории: РВС

Эксперт: трудовой стаж в России должен увеличиться до 35 лет, но постепенно

РВС - вт, 24/10/2017 - 21:41

Оптимальный минимальный трудовой стаж в России должен составлять 35 лет, считает замдиректора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Владимир Назаров. Об этом 23 октября сообщает ИА Красная Весна.

Эксперт считает, что идти к этому нужно постепенно, не менее 27 лет.

«Оптимально стаж должен быть, действительно, в районе 35 лет. Но, как вы понимаете, к этому мы придем еще лет через 27. Нам примерно 27 лет надо. Кроме того, это должна быть объявленная политика. Надо говорить о том, что страховая пенсия для тех, кто долго работает на формальном рынке труда. Вот для них разработана страховая пенсия по старости», — сказал Владимир Назаров.

По его мнению, в этом случае на страховую пенсию будут рассчитывать люди, накопившие длинный трудовой стаж, другие же смогут получать социальную пенсию или накопить пенсию самостоятельно.

Однако он предостерег от резкого повышения трудового стажа, поскольку граждане в этом случае рискуют вообще остаться без пенсии. Так, он напомнил, что в 90-е годы многие россияне работали на сером рынке занятости, а потому не смогут сформировать достаточный стаж для пенсии.

Владимир Назаров считает, что повышать трудовой стаж надо разумно, примерно по году в год, чтобы человек со средней зарплатой мог накопить на пенсию.

Напомним, что уже много лет обсуждается вопрос о повышении пенсионного возраста. Однако, по мнению экспертов, сейчас такое непопулярное решение администрация президента и правительство принять не могут. На повестке теперь вопрос не о повышении пенсионного возраста, а о повышении минимального трудового стажа, дающего право на пенсию по старости. Как считается, повышение трудового стажа стимулирует людей дольше работать, чтобы потом получать более высокую страховую пенсию. Это должно вывести экономику из серого сектора и пополнить бюджет ПФР.

Напомним также, что по нынешнему пенсионному законодательству предусматривается постепенное увеличение минимального стажа с текущих 8 лет до 15 лет к 2025 году.

 

Теги: Социальная война
Категории: РВС

Муниципалитеты получат право сдавать в аренду аварийные памятники

РВС - вт, 24/10/2017 - 21:16

Законопроект о праве муниципалитетов сдавать в льготную аренду памятники культуры муниципального значения, находящиеся в неудовлетворительном состоянии, одобрен комитетом Госдумы по культуре, 24 октября сообщает ИА Красная Весна.

Проект закона представлен Самарской Губернской Думой по аналогии с федеральным законом «Об объектах культурного наследия народов РФ». Согласно, которому федеральные власти могут передать объект культурного наследия, находящийся в аварийном состоянии, в пользование частному инвестору. За восстаноление объекта культурного наследия инвестор получает право на его аренду на льготных условиях сроком на 49 лет.

Законопроект предусматривает аналогичные полномочия для муниципальных властей. Законопроект поддержали в Татарстане, Кабардино-Балкарии, Вологодской области и Алтайском крае.

Напомним, согласно федеральному законодательству объектом культурного наследия являются, «объекты недвижимого имущества (включая объекты археологического наследия) и иные объекты с исторически связанными с ними территориями». А так же к объектам культурного наследия относятся «предметы материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры».

 

Теги: война с культуройКультураисторияСоциальная война
Категории: РВС

40 % учебников из Федерального перечня переведено в электронный вид

РВС - вт, 24/10/2017 - 20:43

Почти половина учебников, по которым учатся школьники России, оцифрованы и доступны потребителям, сообщил вице-президент по стратегическим коммуникациям и развитию корпорации «Российский учебник» Артем Соловейчик, 24 октября сообщает ИА Красная Весна.

«Мы все сделали электронные формы учебников. Сегодня каждый ученик независимо ни от чего может получить в электронном виде все основные учебники, которые есть в Федеральном перечне», — заявил он в ходе работы Уфимского международного салона образования. Он также рассказал, что электронные учебники можно проигрывать даже отключившись от сети Интернет на любом устройстве.

Условия, согласно которым школьник может скачать электронный учебник, Артем Соловейчик не озвучил. Но сообщил, что такой учебник «по цене гораздо дешевле, чем бумажный».

Напоминаем, что в корпорацию "Российский учебник" входят такие крупные производители учебной литературы как издательства «Дрофа», «Вента-Граф» и «Астрель». Корпорация «Российский учебник» производит около 40 % учебников, входящих в Федеральный перчень учебников, рекомендованных к использованию при реализации программ общего образования.

 

Теги: Война с образованиемобразование
Категории: РВС

Страницы

Подписка на Тульский клуб «Суть времени» сбор новостей - РВС